БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Categories:

Какого же черта вы всё ноете?!!


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Уважаемый Борис Натанович!
       Не могли бы Вы объяснить причины, по которым практически все участники Вашего Семинара придерживаются столь просоветских, а часто и откровенно тоталитарных, взглядов?
              ullaeg, Украина
       Слава богу, насчет «практически всех» Вы, что называется, хватанули, но тенденция безусловно есть, есть тенденция, и было время, когда я испытывал самую серьезную озабоченность по этому поводу. Все понятно, разумеется: крушение больших надежд, нежданно неприглядный лик Свободы, потеря ориентиров, какая-то сицилия вместо швеции... Разочарование оказалось слишком велико, а жалкие плюсы только раздражали, полураздавленные железобетонными минусами. В этой ситуации очень трудно оказалось сохранить верность либеральным принципам, взращенным в эпоху тоталитаризма. Я, например, готов все простить Новому времени за возможность свободно получать любую информацию – из «моих» газет, из «моего» радио, не говоря уж об Интернете. Я вижу полки нынешних книжных магазинов, и я испытываю прилив радости и сил, невозможный 30 лет назад. Эскапады начальства, танцы-шманцы опереточных наших партий, мафиозные разборки, – все это кажется забавным и вовсе не опасным, в сравнении с чугунными тюремными решетками времен застоя. Меня совершенно не раздражают (и не интересуют) кошельки олигархов, а когда я слышу зловещее болботание демагогов «об обнищании народа», я сразу же вспоминаю дворы и прилегающие к моему дому улицы, заставленные иномарками сплошь и навсегда. «Прогресс, ребята, движется куда-то понемногу. Ну и слава богу!» Мобильники, компьютеры, дивиди-плейеры, президент со своим твиттером, премьер с сомнительными, но оригинальными шуточками, «31» на Триумфальной, реформы, реформы, реформы (все как одна провальные, но ведь – много!). Жизнь кипит и бурлит, все (или почти все) идет не так, как мы ждали при совке, но ведь идет же, черт возьми, не увязла (еще) в болоте... Какого же черта вы всё ноете и призываете себе на голову снова чугунную державность и Порядок имени Железной руки и Костяной ноги! А может быть, все дело лишь в том, что с младых ногтей приучены вы «быть против»? И раз начальство исповедует либерализм, значит, мы будем исповедовать державность? Что ж, это не самый плохой вариант, да только вот начальство уже лет десять, как либерализма бежит и норовит исповедовать как раз державность с национализмом. Значит?..

       Уважаемый Борис Натанович!
       Совершенно с Вами согласен, что энергетический кризис – одна из самых больших угроз для нынешней цивилизации. Почему же, по-Вашему, не удалось создать термоядерный реактор (нынешнее состояние работ по нему совершенно неудовлетворительно и крайне далеко от реального использования)? Слишком сложная проблема или мал калибр ученых? Виноваты ли «творцы», готовые использовать интерес общества только в мелких личных целях, или здесь можно усмотреть влияние и торможение глобальной нефтяной и газовой мафии?
              Евгений Рингель, Минск, Беларусь
       Иногда мне кажется, что проблема термояда уже решена, но лежит под сукном в ожидании своего времени. Я легко могу представить себе такую ситуацию, когда государство, овладевшее термоядом, сможет диктовать свою волю всему прочему миру. Очень уж напоминает мне нынешнее «затишье» предгрозовые тридцатые, когда из всех газет и научных журналов вдруг исчезли какие-либо упоминания о работах, связанных с расщеплением атомного ядра, – словно кто-то отдал приказ: «Стоп! Отныне об этом не говорим и не пишем!» Впрочем, это типично конспирологическое представление не является самым страшным. Гораздо страшнее будет, если проблема термояда, действительно, окажется не по зубам нынешней науке. Что мы тогда будем делать в середине века? Три-четыре десятка лет осталось всего!

       Уважаемый Борис Натанович! Учитывая «Эффект Бабочки», что, на Ваш взгляд, представляла бы Россия сегодня, если бы семь лет назад не состоялся арест Ходорковского? И, продолжая траектории, скажем, на 10 лет вперед, какова может быть реальная и альтернативная история в 2020 г.?
              Вячеслав Кирьяков, Киров, Россия
       Арест МБХ обозначил конец либерального курса нашей истории. Возвращение к авторитаризму. Возвращение в совок, по сути дела. Этот процесс продолжается и сегодня. Огосударствление экономики, огосударствление общественной жизни, окончательная бюрократизация всего и вся. Похоже, это единственный курс, которым готова следовать нынешняя элита, дружно поддерживаемая миллионной армией чиновников. Однако, очевидно, что это – путь в тупик, в застой, в полную потерю конкурентноспособности, к состоянию этакой Папуасии с ядерными ракетами наперевес и с бесславной Академией наук в нагрузку. Мне представляется совершенно неизбежным возникновение раскола внутри нашей элиты, появление энергичного и крутого крыла сторонников старой доброй российской идеи: «так жить нельзя». Появится новый Горбачев или даже Ельцин, подуют ветры перемен, всплывет из небытия полузабытое словечко «перестройка»... «И пусть повезет гренадеру живым с поля брани уйти!»

       Здравствуйте, уважаемый Борис Натанович!
       Самопротиворечивый закон Старджона, о котором Вы и Ваши читатели (к их числу принадлежу и я) часто упоминаете, утверждает: «Ничто и никогда не является абсолютно верным». 90% всего является чепухой, халтурой, никчемностью, внимания заслуживают лишь 10%.
       Пусть этот закон является законом условно, на априорном уровне действительно можно говорить о том, что в современном обществе большая часть создаваемой человеком «творческой продукции» – полный отстой, не заслуживающий серьезного внимания.
       Хотелось бы услышать Ваше мнение по следующим вопросам:
       1. Работает ли он только в условиях массового общества или характерен и для общества с элитарной культурой?
              Юрий, Новосибирск, Россия
       Я предпочитаю пользоваться несколько иной формулировкой закона («откровения») Старджона: «Девяносто процентов чего угодно – дерьмо». В этом виде закон работает в любом человеческом обществе и в любой области человеческой деятельности.

       2. Будет ли данный закон работать в идеальном обществе, если да, то какое место будут в этом обществе занимать люди, неспособные на «качественное творчество»? Еще более широко: «Если данный закон действительно закон, то возможно ли построение идеального общества»?
              Юрий, Новосибирск, Россия
       Хотелось бы знать, что Вы понимаете под идеальным обществом. Если это что-то вроде Мира Полудня, то закон Старджона будет там работать днем и ночью, – почему нет? Этот закон в первую очередь выражает субъективное отношение человека к чему угодно на свете, и отношение это – скептическое.

       Доброго вам здоровья, дорогой Борис Натанович!
       Если Вам не трудно, расскажите нам о жизни ленинградского отделения «Детлита».
       Расскажите, пожалуйста, нам об Илье Варшавском, о Георгие Мартынове, о Севере Гансовском, о Вадиме Шефнере, о Георгии Гуревиче, о Геннадии Горе и прочих ленинградцах...
       Вы, небось, понимаете, если Вы нам не расскажете, то уже никто не расскажет, увы.
       Я не жду пакостей и сенсаций (тем паче, что Вы и на то и на другое не способны), я просто хочу ещё раз прикоснуться к любимому далёкому времени.
       Расскажите нам что-нибудь хорошее про своих ленинградских друзей, типа: «Привёз нам раз Гуревич из монреальского «Экспо-67» авторучку. Повернёшь её так, – женщина на ручке одетая. А повернёшь её этак, – совсем голая!»
       Расскажите о своих былых друзьях, пожалуйста, Борис Натанович, покуда у Вас есть время и возможность.
       Я, честное слово, не писака из жёлтой прессы, но последние 30 лет просто советский инженер.
              Дмитрий, Аврора, Канада
       То есть, Вы просите меня написать что-то вроде Малого Мемуара. Боюсь, я на это не способен.
       Илья Иосифович Варшавский был остроумен, всегда доброжелателен и бесконечно талантлив. Ему нравилось возиться с нами, молодыми. Мы называли его Дедом, – в том числе и в глаза, – он не возражал. На морском жаргоне Дед это стармех, а он был специалистом по судовым двигателям. Он был большой любитель посидеть за рюмкой чая в хорошей компании, и он был замечательный пародист. Помню, я подарил ему наш сборник ДР+ТББ с надписью: «Философу и хохмачу Илье Иосифовичу – приличное, вроде, сырье для пародий».
       Георгия Мартынова я знал плохо. Он был, как сказал бы Уоннегут, «другого карасса». Мы над ним посмеивались, когда он на заседаниях секции возглашал: «Мецтаць! Надо мецтаць!» Мы ведь все как один были скептики и вовсе не считали, что главная задача фантаста – мечтать. Думать и писать правду, – так мы это формулировали для себя. Впрочем, Мартынов был очень популярным детским писателем, и я помню, как за десять лет до того я безуспешно охотился за его сборником «220 дней на звездолете».
       Гансовский и Гуревич не были ленинградцами. Гансовский был безусловно одним из талантливейших писателей нашего поколения, а Георгий Гуревич – один из самых эрудированных. (АНС называл его Гиша – в честь доисторического гигантского зверя гишу, пожирателя слонов, из романа Ефремова.)
       Шефнера я очень любил и уважал, – и как прозаика, и как поэта. Но мы были людьми разных поколений и почти с ним не общались, – разве что в доме творчества забегали друг к другу поздним вечером в поисках пачки сигарет (или, тоже бывало, бутылочки – в долг, до завтра).
       Геннадий Самойлович Гор много лет подряд возглавлял у нас секцию научно-фантастической и научно-художественной литературы. Он был для нас НАЧАЛЬНИКОМ, и мы общались с ним, как правило, только официально. Он был великий эрудит, блистательно разбирался в живописи, но фантастику, на мой взгляд, писал скучноватую. Впрочем, АНС был о нем гораздо более высокого мнения...
       Такие дела.
       Конец Малого Мемуара.


       Здравствуйте, Борис Натанович.
       Дело в том, что читаю сейчас по наводке Михаила Антоновича «Повесть о Гэндзи» Мурасаки Сикибу (в переводе Соколовой-Делюсиной, издание 2010) и некоторые сомнения меня терзают, а именно: больно современным языком написано, приученный же переводами с древнеяпонского Аркадия Натановича к особому стилю и лексике, все время сомневаюсь в стилистической достоверности перевода. Читали ли Вы этот перевод (другого полного-то нету)? И если читали, что думаете?
       Я слышал, что Аркадий Натанович хотел переводить «Гэндзи», известно ли Вам что-нибудь об этом, может, знаете его мнение о переводе Соколовой-Делюсиной?
              Дмитрий, Санкт-Петербург, Россия
       К стыду своему я всегда позорно мало интересовался переводческой деятельностью АНС. Знаю, что переводы с японского занимали его чрезвычайно. Знаю, что среди высоких профессионалов он, как переводчик, ценился весьма. Знаю, что перевести «Гэндзи» – это была его старая и заветная мечта. Но как далеко он здесь продвинулся, начал ли вообще, – не знаю совсем. Увы.


Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • Звёздные дневники

    Вот так весело увидел Ийона Тихого венгерский художник Зольтан Зугор. Издание 1996 года.

  • Испытание

    Преподаватель, заложив, как обычно, руки за спину и опираясь на здоровую ногу, спросил: - Курсант Пиркс, что бы вы сделали, если бы в патрульном…

  • Человек не создан для вечности

    Из интервью газете "Время МН", 1999-й год: - Вы сожалеете о том, что наука слишком быстро догнала ваше воображение? - Догнала и гонит дальше во…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments