БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Category:

«Жизнь, товарищи, это сложная штука. Но она открывается просто, как ящик...»


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Дорогой Борис Натанович. Прежде всего хотелось бы сказать Вам огромное спасибо за все то, что было сказано и написано, за все то, что взбудоражило сознание и заставило задуматься. По моему мнению, именно книги, которые заставляют задуматься, заставляют переосмыслить себя, «проснуться», заслуживают признания и права на существование в мировой коллекции классики. Иные книги, созданные по подобию развлекательной бессмыслицы, – наоборот, услаждают слух и усыпляют восприятие человека, именно они (а впоследствии и более распространенный вариант бессмысленной развлекаловки – телевизор и пр.), к сожалению, имеют наибольшее распространение, по известным причинам. Вам же, даже в то нелегкое время, о котором я могу только догадываться да верить со слов старшего поколения, удавалось продолжать мыслить, анализировать и делиться своими соображениями со всеми, кто был открыт для этого. И теперь, когда одна эра сменилась другой (по-своему неблагоприятной), Ваши книги снова приносят пользу тем, кто готов задуматься. Дай Бог, и дальше у людей, а в особенности у молодого поколения, будет некий мотив взять в руки книгу (электронную копию, аудиозапись...) братьев Стругацких, и покоя ему уже не будет. Его жизнь приобретет осмысленные черты, а с тем и новые обязанности перед собой, что-то в нем навеки изменится в лучшую сторону, если только мысль и понимание – есть благо.
       И, принимая во внимание все это, было бы глупо полагать, что можно ограничиться одним вопросом и одним ответом, если бы удалось с Вами пообщаться. Но потерять шанс получить всего один ответ – ещё глупее. Мне все ещё недостает понимания, чтоб осмыслить абсолютно весь смысл иных книг (насколько я могу полагать), и я понимаю, что довольно многое ускользает от меня (но и то, что удается понять – неизмеримое приобретение), а потому понять Ваше восприятие мира мне довольно трудно. Поэтому хотел спросить Вас непосредственно. Как Вы представляете себе наш мир? Ведь даже понятие гуманности можно трактовать по-разному, или доказать, что альтруизм есть суть – корень эгоизма, а эгоизм – основа любой мотивации и корень осмысленной жизни. Ничто в нашей жизни не может претендовать на роль аксиом бытия, ведь любое проявление мира замечается нами нашим восприятием, а оно, как известно, субъективно и нередко обманчиво. Но жить совсем без аксиом и все отрицать и не принимать по причине недоказанности – невозможно. Поэтому каждый для себя принимает некие аксиомы, на которых строит свое мировоззрение. Для верующего – это существование Бога, для политиков и агитаторов – существование идеалов, для человека порядочного – вера в то, что каждый человек с начала жизни чист и незапятнан пороками человеческими. Бытует мнение (которое более прочих мне по душе), что все люди – это один чай, разлитый единожды в различные чашки (человеческие тела), и по мере разбития и наполнения новых чашек тысячи раз уже перемешанный. И вот эти чашки воюют, ненавидят чашки с ручкой другого цвета, пытаются всячески стать на более привлекательную часть стола... не в силах понять главного – что во всех нас один и тот же чай, что все мы – одно, волею судьбы разделенное и воюющее с самим собой. Потому, только человек, обогащающий себя духовно и морально (можно сравнить, например, со сладостью чая, количества в нем сахара), и пытающийся обогатить ближнего, по-настоящему приносит благо всем. Даже после его смерти его сладкий чай сольется с чаем остальных и процентное количество чая во всех чашках, ступающих в мир, возрастет. (Такой чашкой я считаю и Вас, Борис Натанович.) А уровень жизни чашек, хоть и является важным аспектом жизни, все же второстепенен и существует только на отрезке жизни отдельной чашки. Но все это лишь мое представление жизни. Моя аксиома. Хотелось бы узнать Вашу.
              Алексей, Киев, Украина
       В отличие от Вас я никак не рискну сформулировать свою «аксиому жизни». В одну фразу такое многообразие не загонишь. Это – материал для книги. Или, как минимум, для статьи. Поэтому хочется отделаться шуткой. «Жизнь, товарищи, это сложная штука. Но она открывается просто, как ящик...» О мои бессмертные учителя – Ильф и Петров и пророк их – Остап Сулейман Берта Мария Бендер-бей! Если бы уметь так просто и так ловко отвечать на все беспощадные вопросы бытия! Не получается. А поэтому: жизнь есть форма существования белковых тел, к сожалению, отягощенная смертью. Для неверующего человека эта отягощенность – фактор такой мощи, что любые соображения относительно сути и деталей жизни оказываются совершенно ничтожными. Они лишены смысла, а значит, – необязательны. Они абсолютно не способны быть хоть в какой-то степни объективны, они сугубо и принципиально субъективны, а значит, – не могут быть предметом сколько-нибудь серьезного обсуждения. Как и любые другие вкусы, о которых, как известно, сказано: de gustibus non est disputandum. Единственный (доступный мне) вывод в этой ситуации: суть и смысл жизни ты определяешь всегда сам, лично, и обсуждать эти материи с кем бы то ни было – по меньшей мере бессмысленно. Извините.

       Существует мнение, что автор не всегда понимает всего, что написал. Писал одно, – получилось другое.
       Ваши книги всегда были многослойные. Вы считаете, что все слои ваши (Ваши и АНС)? Или еcть слои, которые не задумывались при написании, а просто получились?
       Откуда столько подробностей? Из головы? А в голове откуда?
              Алмаз, Томск, Россия
       А в голове – из пальца. Или – с потолка. Это и называется: «творческий процесс», самый, наверное, загадочный из всех процессов во Вселенной. А многослойность – самое распространенное свойство любого приличного текста. Добросовестный автор всегдя стремится «копнуть поглубже», использовать как можно больше деталей, чтобы образ описываемой действительности получился по возможности более выпуклым. Но «обо всем» не напишешь (это просто невозможно, да и нарушает естественные пропорции текста), поэтому многое и многое из того, что автору известно, образует некий с трудом просматриваемый слой событий и смыслов, который часто способен сам по себе заинтересовать читателя, да так, что читателю захочется увидеть в тексте «еще что-то», то, чего автор, вроде бы, и в виду-то не имел. Так это получается, и не редко.

       Борис Натанович, мне давно было интересно, почему Лавр Федотович в Тройке такой «милосердный»?
       «Пищевым довольствием обеспечивать по-прежнему». Как выговор, то без занесения. Если Хлебовводов с Фарфуркисом предлагают дело не впускать, – «пусть дело войдет». Понятно, что Фарфуркис с Хлебовводовым – роялисты больше, чем сам король. Но зачем Лавру Федотовичу пресекать их наиболее дикие предложения?
              Илья, Cambridge, UK
       А зачем партия выводила в лауреаты и благодушно отпускала за границу вчерашних «пижонов», только что разруганных вождями на соответствующих встречах? Зачем в клочки разносили «Час Быка» Ефремова уже после того, как автора принял и обласкал лично Петр Нилыч Демичев? Зачем государственного преступника Сахарова отправляли в ссылку в город Сладкий, вместо того, чтобы превратить мерзавца в лагерную пыль?.. «Затем, что ветру, и орлу, и сердцу девы (а также – волеизъявлениям начальства, добавим мы) нет закона!..» Не надо искать логику в абсурдности бытия, – ее там нет.

       Добрый день, уважаемый Борис Натанович!
       Хочу выразить Вам огромную благодарность от себя лично и от тысяч и тысяч читателей. Ваши произведения замечательны, они погружают читателя в необычайно яркие миры фантазий и мечтаний, будоража воображение необычайными картинами. Еще будучи подростком, я зачитывался Вашими произведениями. Если мне в руки попадала Ваша книга, значит, я читал её всю ночь, пока не дочитывал до конца. Многое я в то время не понимал, зато теперь, снова и снова перечитывая Ваши книги, открываю для себя новых Стругацких. Братья Стругацкие – самые выдающиеся писатели советской и российской фантастики – это бесспорно.
       Извините за столь бурные излияния, просто никогда не думал, что вот так запросто смогу пообщаться с Вами, пусть даже заочно.
       Теперь вопрос: как Вы относитесь к творчеству писателей, печатающихся в серии книг S.T.A.L.K.E.R.?
              Александр, Москва, Россия
       Не берусь судить о серии в целом. Боюсь, здесь, как всегда, действует пресловутый «закон Старджона». Но, помнится, и вполне приличные романы из этой серии мне доводилось листать. Вероятно (в полном соответствии с «законом»), их как раз около 10%.

       Добрый день, Борис Натанович!
       Фантаст по определению устремлен в будущее, да?
       Вот Вы сейчас находитесь в таком возрасте, когда люди обычно пишут мемуары, ворошат своё прошлое и т.д.
       Интересно ли фантасту ворошить прошлое? Вообще, есть ли фантасты, которые были бы известными мемуаристами, типа Эренбурга?
              Камиль, Москва, Россия
       Фантаст «по определению» вовсе «не устремлен в будущее». Куда бы мы тогда дели Конан Дойла с его «Затерянным миром», или Марка Твена с «Янки», Кафку с «Превращением», По с «Приключениями Пима», я уж не говорю об Оруэлле («Скотский хутор»), или Свифте с его «Гулливером», или Булгакове с «МиМ». Другое дело, что мемуаристов среди им подобных, действительно, найти не просто. Мне приходят на память разве что записки Кира Булычева да недавние мемуары Евгения Войскунского. Ну, и сам я, как-никак, написал «Комментарии к пройденному»... Немного, немного, – Ваша правда. Но ведь мемуаристика – это вообще жанр специфический. Такие, как Эренбург, встречаются ох как нечасто! Не только среди фантастов, но и среди прозаиков вообще. Видимо, все дело здесь в том, что сколько-нибудь заметные мемуары могут получиться только у человека, прожившего достаточно длинную и достаточно необычную жинь, – иначе о чем бы он стал писать? Таких жизней и вообще немного наберется, а тут ведь еще и талант нужен, – особенный, далеко не каждому данный талант мемуариста.

       Здравствуйте, уважаемый Борис Натанович. Хотел бы спросить. В «Хищных вещах века» Жилин в шутку предлагает Вузи исполнить три её желания. Первые два были вполне обычные, а вот третье изрядно смутило Жилина. Что же такого могла сказать молодая девушка, чтобы такой человек, как Жилин, почувствовал себя девой-неудачницей?
              Паша, Киев, Украина
       Положим, смутить Жилина – не великая проблема. Он человек неиспорченный и даже, скорее, целомудренный. Ляпнула ему что-нибудь разнузданное насчет орального секса вкруговую, – и спекся Жилин. Много ли ему надо?

       Здравствуйте, Борис Натанович!
       Во первых строках моего письма хочу сказать: «Я вас обожаю!» Формула начала одного обожания: Шумок премьеры «ОО» Ф.Бондарчука, которую так и не удалось выбраться посмотреть, + вид 12-летнего молодого человека, взахлеб читающего на переменке этот самый «ОО» = я не устояла. Пошла в библиотеку и взяла ваши книги – не «ОО», «ОО» к тому времени уже расхватали... Так, новая жизнь началась с «Понедельника...» – запоем. Потом было «Трудно быть богом», «Сказка о Тройке»... «Энтузиазм у нас в крови», и вот наконец-то куплен и прочитан «ОО». Простите, растеклась мыслью по древу, но это от избытка чувств! Сейчас исправлюсь!
       Итак, «Внимание! Вопрос!»:
       Каково отношение автора к проблеме приоритета разума или совести и смежной проблеме цели и средств?
              Дарья, Казань, Россия
       Ничего оригинального. Цели определяет разум, средства – совесть. Желательно при этом, чтобы разум не был совершенно уж бессовестен, а совесть – неразумна. На словах все это очень просто, на деле – сложно необычайно. Ибо, к сожалению, и с разумом и с совестью дела у нас обстоят, как правило, не лучшим образом.


Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments