БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Categories:

Создать интригу - задача не из последних!


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       В Ваших ответах все время говорится, что Абалкин обычный человек и детонатор на него и обратно, он на детонатор, никак не подействовали бы. А что такое тогда этот детонатор и зачем он нужен, кроме создания интриги?
              Валерий, Tallinn, Estonia
       «Создать интригу» – задача не из последних! Зря Вы об этом так пренебрежительно. Зачем Конан Дойлю нужна была собака Баскервилей? Исключительно для создания интриги. Конечно, детонаторы наши такой решающей роли в повести не играют, но без них стало бы скучнее, согласитесь. А придумать, «что такое этот детонатор», безусловно можно было бы, но зачем? Если это не двигает сюжет? Если не дает ничего нового в понимании переживаний героев? Если не способно вызвать у читателя «чувство глубокого удовлетворения»? Для авторов детонаторы – элемент антуража, деталь декорации, на фоне которой развивается трагедия, и не более того. И полезны для текста они именно своей загадочностью, непонятностью и необъясненностью. В этом и состоит их «художественная ценность». Они будоражат воображение. Что от них и требовалось.

       Уважаемый Борис Натанович!
       В последнее время появилось много очень интересных изданий в серии «Неизвестные Стругацкие». Это и «...черновики, рукописи, варианты», дающие еще одну возможность окунуться в атмосферу обаяния Ваших с Аркадием Натановичем текстов, и «Письма. Рабочие дневники», читающиеся как увлекательные романы, а также работа А.Скаландиса. Но ни среди них, ни в сети не могу найти ответа на вопрос о сценарии к фильму «Письма мертвого человека». Во втором томе энциклопедии «Миров братьев Стругацких» об опубликованном сценарии «На исходе ночи» сказано: «Опубликованный текст – не окончательный, далее при продолжавшемся непосредственном участии Б.Стругацкого был создан переработанный сценарий фильма, получившего название «Письма мертвого человека». Борис Натанович, раскройте секрет, существует ли Ваша версия сценария, или «...переработанный сценарий...», и если да, то сможем ли мы когда-нибудь его прочитать?
              Игорь, Минск, Беларусь
       В работе над сценарием «Писем...» я принимал участие, скорее, совещательное. Насколько я помню, лишь два-три эпизода, написанных мною в одиночку, вошли в окончательный текст. (Именно поэтому я, как мог, отбивался от предложенной чести быть включенным в «лауреатский» список. И отбился бы, наверное, но тут вмешалось киношное начальство, и мне было сказано, что «фамилия Б.Стругацкий идет ледоколом», и если фамилию эту снять, то вообще никому ничего не дадут, – там, оказывается, имела место сильная конкуренция: московское начальство двигало на это лауреатство фильм чьего-то там высокопоставленного родственника со звучной фамилией и надобно было одной фамилии противопоставить другую, достаточно известную. Не знаю, так ли это было на самом деле, но объяснили мне ситуацию именно так, и я перестал рыпаться.) Но вообще-то я потратил на это кино довольно много времени. Начальные варианты сценария многократно обсуждались с режиссером Лопушанским и главным сценаристом Вячеславом Рыбаковым. Потом, когда основной материал был уже отснят, возникли новые проблемы, потому что начальство наотрез отказалось его принимать до тех пор, пока не будут приняты некие поправки, – как водится, до идиотизма внутренне противоречивые, вроде «обязательно показать всю опасность ядерной войны, но избежать при этом показа каких-либо ужасов» (!) Наступил второй этап работы. Приехал Ролан Быков, мы с Лопушанским несколько дней подряд приходили к нему в номер «Астории» и по 10-12 часов ежедневно «выруливали ситуацию». Это была дьявольски интересная работа (сочинять рядом с Роланом Антоновичем было сплошное удовольствие!), и, помнится, мы напридумывали там для бедного Лопушанского кучу совершенно новых поворотов сюжета, но в дело они, эти повороты, по-моему, так и не пошли. Ленфильм выделил в помощь Лопушанскому двух режиссеров высокого класса, Арановича и Германа, и начался третий этап работы, в котором я уже не принимал участия (уехал в Москву к АНу, писать, кажется, «Жука в муравейнике»). Результом же «третьего этапа» и стал тот фильм, который потом мы все увидели. Даже название было изменено – «Письма мертвого человека» (а изначальтно сценарий назывался как-то вроде «На исходе ночи», или что-то похожее). Хороший получился фильм, – «фильм-катастрофа», очень необычный, небывалый даже для советского кино.

       Уважаемый, Борис Натанович.
       Как Вы относитесь к тому, что многие авторы используют Ваши миры для своих произведений? Читал юбилейный номер альманаха «Полдень 21 век» и прочитал рассказ Ивана Ситникова «Грузовой вертолет на холостом ходу». В этом рассказе барон Пампа так же, как дон Румата, оказывается пришельцем на планете. Не коробит ли Вас такое вольное отношение со своими героями?
              Андрей, Россия
       Нисколько. Если это хорошо написано, – ради бога! Любые вольности. Любое домысливание. Любое переосмысление даже, если получается интересно. Повести для того и пишутся, чтобы вызвать сопереживание читателя. А высшая форма сопереживания это сотворчество. Чего еще в этом случае может пожелать автор? Разве что – совпадения литературных вкусов. Но это уже от лукавого. Если сотворчество способно вызвать сопереживание, эстетический круг замыкается, и все цели оказываются достигнуты.

       У К.Булычева есть рассказ «Марсианское зелье», который по сюжету удивительно напоминает «Пять ложек эликсира». Вряд ли стоит говорить о плагиате, но все же, как бы Вы объяснили это сходство?
              Vouk, miensk, tut
       Такого рода совпадения достаточно часты. Существуют «блуждающие сюжеты». Идеи, «витающие в воздухе». Напрашивающиеся сравнения. Параллельные мысли... И пр., и пр, и т.д. Я не помню этого рассказа Булычева (хотя всегда любил и много читал этого замечательного писателя), но 5ЛЭ задуман был ведь в совсем незапамятные времена, написан сразу не был, как отдельный сюжет, краем, вошел в наш роман «Хромая судьба», и уж только потом, когда заказал нам знакомый режиссер написать что-нибудь специально для него, руки у нас дошли до этого старого, еле разработанного, сюжета, и мы превратили его в киносценарий. Вряд ли «Марсианское зелье» навеяло нам эту выдумку. Скорее, уж Чапековское «Средство Макропулоса», – как раз тогда вышел на экраны этот фильм, и мы, помнится, огорчались сходству не то, чтобы сюжета, но – некоей атмосферы этой пьесы с нашим творением (хотя самое пьесу читали, конечно, еще в ранней молодости). Впрочем, 5ЛЭ мы никогда не считали своей удачей, – проходная вещица, на заказ, гонорара (довольно жалкого) для, – но время было неблагоприятное, приходилось браться и за то, что обязательным отнюдь не казалось. Что же касается «сходств», то встречались сходства и покруче: достаточно вспомнить «Приглашение к казни» Набокова, написанного «один к одному» как роман Кафки, хотя сам Набоков утверждал, что Кафки не читал ничего и никогда. А знаменитый спор Тургенева и Гончарова, – так ведь и осталась неразагаданной эта загадка. Обокрал один великий другого, или просто висели в тогдашнем воздухе эти идеи, образы, одни и те же диалоги произносились во всех гостиных, одни и те же господа влюблялись в одних и тех же дам, причем аналогичнейшим же манером?
       Я за всю свою жизнь встретился единственный раз с безусловным плагиатом, но там автор (забытый ныне Колпаков) переписывал у другого автора (незабвенного Г.Дж.Уэллса) просто целые абзацы, – куда редакция «Молодой гвардии» смотрела?


       Дорогой Борис Натаныч, вот Вы пишете: «На мой взгляд, что деньги, потраченные на лунную программу, что деньги, спаленные в Ираке, – все это одинаково пошло на пропасть». Но ведь в Ираке погибли люди, а полёты на Луну – просто потраченные деньги. Или для Вас что арабы, что лунная пыль?
              Александр Чушков, Донецк, Россия
       Погибшие люди – это погибшие люди. Это горе, боль и самая последняя бессмыслица в мире. Не понимаю, зачем Вы их здесь приплели. Ради последней «ударной» фразы? То, что я сказал по поводу денег, идущих на пропасть, если они не идут на пропитание, образование и охрану здоровья людей, кажется мне настолько очевидным и однозначным, что я просто никак не берусь себя перефразировать, – точнее у меня все равно не получится. Догадываюсь, что найдутся люди (много людей!), которые с мной будут не согласны, но как можно эту мою простейшую мысль НЕ ПОНЯТЬ?! Это за пределами моего разумения.


Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • Ф-Анекдот

    И жили они после свадьбы долго и счастливо. Только принц часто думал: "И зачем я тогда несчастного дракона ухайдохал?" Очередь к ветеринару.…

  • Ф-Анекдот

    – Где была? – спросил подводный царь Золотую рыбку. – Рыбак меня поймал. – Загадал желание? – Нет. Пошел со своей…

  • Ф-Анекдот

    В Чернобыле вырастили самый большой в мире огурец и повезли его на международную выставку в Париже. По дороге огурец прогрыз коробку и сбежал.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments

  • Ф-Анекдот

    И жили они после свадьбы долго и счастливо. Только принц часто думал: "И зачем я тогда несчастного дракона ухайдохал?" Очередь к ветеринару.…

  • Ф-Анекдот

    – Где была? – спросил подводный царь Золотую рыбку. – Рыбак меня поймал. – Загадал желание? – Нет. Пошел со своей…

  • Ф-Анекдот

    В Чернобыле вырастили самый большой в мире огурец и повезли его на международную выставку в Париже. По дороге огурец прогрыз коробку и сбежал.…