БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Могло быть и так, почему бы нет?


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Уважаемый Борис Натанович!
       Для Вас, наверное, не секрет, что некто по имени Николай Романецкий нашёл в себе смелость продолжить Ваш «Пикник на Обочине». Своё произведение он назвал «Отягощённые счастьем». Дак вот, у меня возник вопрос: читали ли Вы данное произведение, и, если читали, насколько оно соответствует будущему Рэдрика и всего Хармонта в целом? Или «Пикник», как где-то писалось, всё же продолжить невозможно?
              Вячеслав, Вельск, Россия
       Продолжить можно даже Евангелие, что и происходило неоднократно в течение 19-20-го веков. Автор, пишущий продолжение (любое и любого текста), свободен действовать по своему усмотрению, – в меру своей фантазии и литературного вкуса. Продолжение может читателю нравиться или нет, но упрекать автора в том, что он «написал продолжение неправильно», по-моему, в принципе неверно, – если автор продолжения не произвел каких-то совершенно неправдоподобных и нелепых литературных вивисекций с героями исходного текста. Поэтому на Ваш вопрос я могу ответить только: что ж, могло быть и так, почему бы нет?

       Уважаемый Борис Натанович!
       В изданных в последние годы философских энциклопедиях («Новейший философский словарь», Минск, 1999; «Всемирная энциклопедия: Философия», Москва-Минск, 2001; «Всемирная энциклопедия: Философия. XX век», Москва-Минск, 2002; «Социология: Энциклопедия», Минск, 2003) имеются статьи «Стругацкие» и «Лем», автором которых является А.А.Грицанов (он же главный научный редактор и составитель этих энциклопедий).
       Стругацкие:
       http://slovari.yandex.ru/dict/sociology/article/soc/soc-1160.htm?text=%D1%81%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B0%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B5&stpar3=1.2
       Лем:
       http://slovari.yandex.ru/dict/sociology/article/soc/soc-0583.htm?text=%D0%9B%D0%B5%D0%BC&encid=sociology&stpar3=1.1
       Лем гордился, что его имя как философа попало в эти, а также в немецкую (1999) и польскую (2005) философские энциклопедии. Все-таки он написал ряд чисто философских монографий, а в его художественных произведениях был явный философский уклон, он также несколько лет читал лекции на философском факультете университета.
       Несколько цитат из Лема: «Я родился, чтобы философствовать в то время, когда в королевстве философии уже невозможно построение целостных систем». Но при этом в беллетристике «открываются бездонные философские горизонты, и это скорее всего происходит потому, что когда пишешь что-нибудь дискурсивное, инстинктивно сдерживаешься, стараешься быть более дисциплинированным». И в этом заключается преимущество литературы, ибо «в отличие от науки, от философии в беллетристической поэтике можно самому себе противоречить, можно самого себя подвергать сомнению, можно с этим собой развлекаться так же, как с целым миром. И миры, для развлечения созданные, обладают привлекательностью, которой ни в каком важном или философском дискурсе не найти. А если там найдется, то тем самым это уже будет Литература, замаскированная, закамуфлированная, представляющаяся философией, не будучи ею «в действительности».
       Кем, по Вашему мнению, был Лем: писателем, проповедующим некую собственную философию (философствующим писателем), или философом, пишущим великолепную беллетристику (писательствующим философом)?
       И этот же вопрос относительно АБС: Кем Вы себя считаете в первую очередь – писателями или философами?
              Виктор Язневич, Минск, Беларусь
       С АБС просто: никогда себя философами они не считали и, честно говоря, никогда и не стремились ими быть. К философии отношение у них было чисто утилитарно-прагматическое: более или менее подходящий материал для построения идейного антуража художественного текста.
       Что же касается Лема, то я хорошо знаком только с его беллетристикой и как писателя ценю предельно высоко: это был безусловно обладатель уникально-мощного воображения, никого равного ему (в этой области) я просто не знаю. Лем как философ мне интересен, разумеется, но не уникален. Скажем, тот же Тейар де Шарден произвел на меня в свое время впечатление заметно более сильное, а Эрик Фромм показался более увлекательным и более близким по духу (если такие градации вообще применимы к философии). Практически: Лема-писателя я перечитываю регулярно, Лема-философа никогда. Это – субъективно, понимаю, но существуют ли здесь объективные оценки?


       60-е годы я знаю только по фильмам и книгам. Но все чаще мне кажется, что они ближе к миру Полудня, чем нынешнее время, или 70-90 годы. По ценностям, настроению, отношениям людей к себе, работе, миру. Такое ощущение, что тогда человечество выбрало неправильную альтернативу и стало развиваться как-то не так, в то время как была иная возможность. Возможно, что это мои ощущения, потому что я в это время не жила? Как Вы думаете, какие годы ближе к описанному Вами миру Полудня? И почему с каждым годом человечество все дальше от него? Почему мы свернули не на ту дорогу и возможно ли еще возвращение? Спасибо.
              Юлия, Москва, Россия
       Увы, человечество (и мы, россияне) никогда не были «ближе» к Миру Полудня, как невозможно стать ближе к линии горизонта, даже мчась на ракете. Мир Полудня отличается от всех миров, существовавших на Земле когда-либо, ПРИНЦИПИАЛЬНО. Так даже самая мощная Сверхцивилизация никогда не сможет сравниться с Богом. Даже приблизиться не сможет, – в точности, как слово «МНОГО» никогда не сможет сравниться со словом «ВСЁ». Мир Полудня ПРИДУМАН. В этом секрет его привлекательности, в этом же секрет его недостижимости. Так что не ищите по временам и странам, – нет там ни Золотого века, ни Рая на Земле. А что касается конкретно шестидесятых (особенно первой их половины), это было и в самом деле неплохое время: ледяной ад сталинизма остался позади (и казалось, навсегда), болото застоя было где-то за горизонтом и предвидели его разве что единицы, а вокруг стояла Оттепель, завеса лжи хоть и не исчезла совсем, но стала попрозрачнее, любители «простирать совиные крыла» попримолкли, стало заметно свободнее со словом... И возникли перспективы, – казалось, приближался к нам «социализм с человеческим лицом» (хотя термина этого пока еще и не было в обиходе). Кроме того, все мы были молоды, абсолютно здоровы, энергичны и полны намерений положить эту энергию на алтарь отечества. Это было время, когда Мир Полудня возник в нашем воображении и показался вдруг реализуемым. Но, конечно, и тогда даже, в своей эйфории первооткрывателей, мы понимали, что мир этот – за горизонтом, или, в лучшем случае, на горизонте событий. Нас необычайно вдохновляло собственное наше открытие: что среди наших друзей и даже просто знакомых полно людей, которые вполне могли бы населить наш МП и, попавши туда, оказались бы на месте и среди своих. Но в остальном действительность вдохновляла нас чем дальше, тем меньше, а там и чешские события грянули, и МП окончательно превратился в мираж. Могло ли все быть по-другому? Существовал ли альтернативный путь? Не знаю. Думаю, нет. Правящая элита хотела возвращения Сталина без сталинизма, и настал Его Величество Застой...

       И ещё, уважаемый Борис Натанович, всё-таки рискну задать такой вопрос, политико-исторический. Вопрос – сразу подчеркну – не о фактах, а о методологии познания мира.
       Вопрос таков: а Вам никогда не приходило в голову, что вашему поколению ДВАЖДЫ здорово навешали лапши на уши? Первый раз ложь была белая, слюнявая – из серии «детей в капусте находят» (культ личности, понятное дело, со всеми его извращениями). А второй раз ложь была чёрная и цинично-расчётливая – и оттого тем более гадкая.
       Сразу оговорюсь: мне бы не хотелось сводить вопрос к обсуждению, была ли эта Вторая Большая Ложь (была, была – сейчас, в наше интересное время, когда открылось множество неизвестных ранее документов, когда большое число вполне беспристрастных историков порылось в закрытых ранее архивах, мы можем точно взять Никиту Сергеевичу за шкирку на всех местах, где он врал и гарантированно утверждать, что он знал, что это ложь). Речь о другом – почему никто из поколения шестидесятников, людей интеллигентных и умных, повидавших жизнь и побитых войной, не задавался этим простым вопросом: «а не лгут ли нам, братцы, опять?» Ведь элементарный здравый смысл, казалось бы, требует этого: раз люди убедились, что Хрущёв – дрянь-человек (насколько я помню, все шестидесятники единодушно отзывались о нём в таких выражениях после его выходок по поводу абстракционизма и прочих художеств) – то логично предположить, что и лгать он может по-крупному. Ведь это же опять-таки тривиально, qui prodest: Никите Сергеевичу очень нужно было навсегда отодвинуть от власти старую команду, убедительно объясниться за убийство конкурента, да и просто свалить побольше проблем на предшественников. Ведь объявить предшественников исчадиями ада, а себя избавителем от дракона – вполне тривиальный ход, доступный любому мелкому интригану калибром в сотые рэбы.
       Складывается ощущение, что «шестидесятникам» это не приходило в голову. А если и приходило, то почему не получило развития в каком-либо из течений? Почему оказалось легче поверить в заведомо фантастические слухи об «управлении армиями по глобусу», «залезание от страха под диван» или «десятках миллионов репрессированных» (и чем дальше – тем в более фантастические и нелепые слухи) – чем в то, что вами опять играют? Цинизма не хватило? Или просто хотелось верить, исходя из неких идейных соображений? Или пресловутая неприспособленность интеллигенции тягаться в интриганстве с хищниками?
              Д.Санин, СПб, Россия
       Собственно, как я понял, речь идет не о Большой Лжи вообще, а о совершенно конкретной лжи, касающейся «разоблачения культа личности». Вполне разумное предположение: раз Хрущев – лжец, то не наврал ли он нам и про Сталина? «Единожды соврав, кто тебе поверит?» То, что Хрущев лжец, – сомнений нет никаких. Политик такого ранга практически не способен удержать кресло, не делая более или менее лживых утверждений-заявлений с периодичностью, определяемой течением внутриполитических процессов. И, разумеется, среди всего прочего, Хрущев многажды лгал и про Сталина (хотя, по моему глубокому убеждению, главная его ложь о Сталине заключалась не в том, что он озвучивал, а в том, о чем он умалчивал, – слишком уж круто он сам был замешан во всех этих преступлениях). Интеллигенция... Не берусь судить об интеллигенции в целом, но все без исключения мои знакомые прекрасно понимали положение вещей и никаких иллюзий по поводу «нашего дорогого Н.С.» не питали. Но мы все настолько благодарны были ему за то, что он хоть краешек правды приоткрыл нам, хоть немного помог понять, в каком жутком мире кровавой лжи мы жили (а может быть, и живем?), что мы готовы были многое прощать ему, – и прощали, пока он не пошел на явное «замораживание оттепели» и не продемонстрировал свое жлобство во всей красе. Ответ на вопрос Ваш: почему мы должны верить в байки «про управление по глобусу» и «про десятки миллионов репрессированных», – лично мне очевиден. «Управление по глобусу», разумеется, анекдот, причем старый, – то же самое рассказывали нам про Гитлера. А что касается репрессированных, то это историческое явление надежно подтверждается и свидетельствами очевидцев, и многочисленными опубликованными с тех пор документами. Да и вообще – трудно не верить в холокост потомку человека, сгинувшего в Аушвице; трудно не верить в Большой террор тому, у которого дядю взяли «без права переписки» в 1937, а отца – за космополитизм в 1948, а мать – вербовали в органы и в 37-м, и 48-м, и у всех (повторяю: ВСЕХ) дружков его в семейных историях точно такие же прорехи и черные пятна... У всех без исключения! Миф о том, что Сталин-де НЕ был беспощадным убийцей и классическим тираном миллионов, а был лишь умелым менеджером, «наводящим порядок», – миф этот порожден «сталинскими недобитками», мощным слоем маленьких и средних чиновников рухнувшей империи, замаранных кровью, попорченных подлостью и лакейством тех времен, никак не способных забыть жалких, но таких сладких привилегий, которые были им некогда дарованы свыше... И поддерживается этот неувядаемый Миф – холопским менталитетом Слабого Человека, извечно мечтающего прижаться к барскому сапогу очередного начальника, который обещает «Порядок и все поделить по справедливости». И не помогут развенчанию этого Мифа никакие документы, никакие настежь распахнутые архивы, никакие солженицыны и шаламовы. Ибо Миф этот, как вера в Высшую Силу, растет в самОй душе всеподавляющего большинства, корни его уходят не к царю даже Грозному, а в гораздо более глубокое прошлое, о котором мы знаем только, что Вожак всегда прав, а вокруг – враги. И остается надежда только на то, что вера в этот Миф безусловно «контрпродуктивна», она не помогает, а мешает и модернизации, и прогрессу вообще, – казалось бы, надо эту веру как минимум не поощрять (если не хотим мы остаться «Буркиной-Фасо с ядерными боеголовками»), но куда направлена Равнодействующая миллионов воль, никто, наверное, не знает, и можно только гадать о судьбе этого Мифа даже на одно только поколение вперед.

       Уважаемый Борис Натанович!
       С развитием нанотехнологий вполне возможно, что к эпохе Полдня технически люди достигнут всего того, о чем пишут фантасты. Но если Теории (да и практики) Высокого Воспитания так и не появится, то мир Полудня со всеми его техническими достижениями будут заселять не Горбовские и Комовы, а обыватели, «серая скотинка», которая сможет жить очень долго, не болеть, не бояться травм и увечий (так как их больше не будет, благодаря нанотехнологиям), будет иметь много свободного времени, которое нечем будет занять, разве что пивом с водкой и экстремальными развлечениями всех видов, а значит, и моральные устои цивилизации будут пересмотрены, и, наверное, в худшую сторону. Как Вы считаете, не станет ли мир Полудня в таком случае больше похож на высокотехнологичные Содом и Гоморру?
              Олег Азарьев, Симферополь, Крым, Украина
       Ну уж прямо – «Содом и Гоморра»! Будет обыкновенный мир Общества Потребления, что-нибудь наподобие нынешней Новой Зеландии или Дании. Миллионные (миллиардные) толпы обывателей, живущих в собственное удовольствие – при четырехчасовом рабочем дне и высокой зарплате. Наличие большого резерва рабочей силы будет, безусловно, сдерживать рост роботехники и нанотехнологий, – все эти новшества брошены будут на освоение Космоса и исследование труднодоступных миров (подводного, подземного, инопланетного). Сотни миллионов будут заняты в науке и технологических процессах высокой квалификации. Сотни миллионов – в медицине и сфере образования. Что делать с оставшимися миллиардами – вопрос вопросов! Я не знаю на него ответа, хотя думаю об этом большую часть жизни. Ясно, что неизбежно возникнет «культ образования», люди будут учиться годами и годами, – быть высокообразованным станет так же естественно и необходимо, как в наше время быть грамотным и уметь считать. Но это, разумеется, основного вопроса не снимет: миллиарды людей, В КОТОРЫХ ОБЩЕСТВО НЕ ИСПЫТЫВАЕТ НИКАКОЙ НУЖДЫ И КОТОРЫЕ ПРОСТО НЕ ЗНАЮТ, ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ, остаются проблемой номер один. Может быть, только тогда Высокая Система Воспитания (теория и практика превращения человеческого детеныша в ТВОРЧЕСКУЮ личность) и станет, наконец, насущной необходимостью?

       Доброго времени суток, уважаемый Борис Натанович!
       Вы всегда требовали от авторов достоверности в создании мира. Я попыталась представить мир, в котором действует Высокая теория воспитания. Это чудовищный мир, мне бы не хотелось там жить.
       Общество, в котором все дети поголовно воспитываются в интернатах. В каком возрасте они туда попадают? Как только мать перестает кормить ребенка грудью? Или сразу после рождения? Матери отдают маленьких детей с удовольствием? Дети растут без материнской любви? Что за семьи, где дом пуст? Да и есть ли в этом мире семьи вообще? Людям уже не нужно видеть, как растет их ребенок? Они не получают удовольствия от общения с малышом? Отдавать в интернат в пять лет уже не имеет смысла – ребенок сформировался. И почему родители должны кому-то отдавать самое дорогое существо? Зачем вообще тогда рожать (процесс не самый приятный, смею Вас заверить). Что делают с теми, кто отказывается расставаться с ребенком? Это мир без любви, полный одиночества (самое страшное чувство на свете), где одиноки все – дети, не знающие своих родителей, взрослые и старики. Вы говорите о врачах и о том, что никто не лечится сам. Но мы же не кладем больного ОРЗ ребенка в больницу (если, конечно, нет каких-то жутких осложнений)! Врач говорит, какие лекарства принимать, назначает лечение. Больница – это экстренный случай. Никто бы из нас не хотел провести жизнь в больнице, пусть и самой хорошей. Так можно ведь договориться, что и секс нужен только профессиональный (если исключим чувства, так и будет). Другое дело, что нужно обучать родителей, нужны постоянные консультации психологов (как сейчас – педиаторов), но родного дома и любовь родителей ни один учитель, даже самый распрекрасный, ребенку не заменит. (Намеренно не говорю о качестве современных учителей и воспитателей.)
              Марианна Алферова, Санкт-Петербург, Россия
       Дорогая Марианна!
       Я уже неоднократно, как мог и умел, отбивал аналогичные атаки на свои позиции, никого, кажется, не сумел убедить, но и сам не отступил ни на шаг. Если интересно, полистайте страничку. – там я ответил, кажется, на все Ваши вопросы и замечания.
       Здесь же и сейчас я попробую (еще раз) обсудить только один вопрос (хотя, может быть, – из самый спорных и важных) – вопрос об интернатах. Воспользуюсь Вашей же аналогией: больной ребенок – необходимость лечения – мама или врач? – дом или больница? Давайте предположим, что у ребенка не грипп, и даже не пневмония, а серьезная (генетическая!) болезнь, разновидность аутизма, которая хоть со временем ребенка и не убьет, но сделает его слабоумным на всю жизнь. Предположим, далее (и это уже фантастика), что медицина умеет справляться с этой болезнью, – но только в условиях стационара и при необходимой (пусть умеренной, но неизбежной) изоляции от родителей на протяжении ЛЕТ.
       Вопрос: решение родителей? Не знаю. Но мне кажется, что большинство, все-таки, наступит на горло собственным чувствам и отдаст в чужие руки свое ненаглядное чадо, – даже с риском потери важнейшего и нужнейшего с ним контакта, но с уверенностью, что таким образом чадо получает решающие шансы вырасти здоровым и полноценным человеком. (Или я не прав?)
       Аналогия почти полная. С точки зрения Высокой теории и практики воспитания каждый ребенок есть вместилище генетической болезни – он несет в себе эмбрион пресловутой «голой волосатой обезьяны», и эмбрион этот развивается в нем и крепнет ежечасно и ежедневно, пока не достигнет запрограммированной мощи и не начнет оказывать на носителя то самое влияние, которое временами прекращает в человеке нравственность и заменяет ее разными удобными качествами – ловкостью, жестокостью, беспощадностью, равнодушием (вместо доброты), хитростью (вместо ума), силой вместо честности. И если вы откажетесь от помощи профессионалов, ребенок, конечно, не умрет, но – с высокой вероятностью – обречен будет оказаться со временем среди маргиналов, носителей неустойчивой нравственности, граждан как бы второго сорта, которым трудно рассчитывать на «престижную» работу, на достойный (обычный!) уровень общения, и может быть, даже обреченных на некое социальное гетто – на специфический круг друзей и знакомых, таких же маргиналов, как и он сам (не по закону какому-нибудь, упаси бог, не по «секретному распоряжению», а потому просто, что среди «нормальных», «воспитанных» ему будет неудобно, тягостно, «тесно» – как Гекльберри Финну в чистой одежде). Хуже того, он остался лишен процедуры «оптимизации таланта», главный талант его не определен, он не знает, на каком (профессиональном) пути ждал бы его труд, субъективно наиболее увлекательный, а объективно – наиболее полезный, а значит, уважаемый. Он – «без царя в голове», он мечется в поисках оптимальной точки приложения сил, не может, как правило, найти ее и все чаще его «волосатая обезьяна» (уже вполне взрослая и в полном расцвете сил) советует ему «плюнуть и растереть», «какие там еще друзья, если есть дружки», «чего зря надрываться на скучной работе, когда так клево сидеть перед новейшим стереотактором, положив ноги на табуреточку и имея под рукой ласковый сосуд с холодненьким...»
       Для родителя определенного типа такое положение дел представляется отнюдь «не самым плохим». Дитятко ненаглядное здорОво, к какому ни на есть делу – пристроено, дружки – симпатичные, с девочками, кажется, все более-менее ОК, какого рожна еще надо? Да, кое-что в процессе воспитания мы упустили, теперь это понятно, но зато – всегда были рядом и отдавали ему все, что имели... (и т.д., и т.д. – психологию такого родителя я представляю плохо, вынужден быть очень приблизительным и впадать в некий сарказм без всякой на то необходимости).
       Подозреваю, что этот экскурс в педагогическую фантастику (опять же) мало кого убедит. Но задуматься же, черт побери, побудить может?! Ведь о простейших же вещах идет речь: как препоручать тончайшее, ювелирное дело «первичной шлифовки» личности людям, пусть даже исполненным наилучших намерений, пусть вполне славным, даже безукоризенно славным, людям (между прочим), которые и сами в свое время были «огранены и отшлифованы» профессионалами, но которые сами по себе «гранильщики-шлифовальщики» никакие и опаснейше рискуют алмаз в бриллиант отнюдь не превратить и даже вообще «запороть камень»?
       Да, больница не способна скомпенсировать (по крайней мере, – полностью) отсутствие материнской нежности, ласки и целебной любви, но ведь и никакая мать не способна всей своей любовью и нежностью скомпенсировать отсутствие профессионального медицинского вмешательства, и более того, способна («не по доброте, а по глупости») это вмешательство опасно нейтрализовать.
       Dixi. Извините за повторы.



Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • ПСС АБС - 29-й том

    В издательстве «Млечный Путь» вышел Двадцать девятый том (в двух книгах, но с общей нумерацией страниц) Собрания сочинений Аркадия и…

  • Презентация книги Ивонны Хауэлл

    Бостонское издательство Academic Studies Press и Санкт-Петербургское издательство БиблиоРоссика совместно выпустили перевод на русский язык работы…

  • Сидорович: Тома 22 и 23

    В издательстве Сидорович вышли тома 22 и 23 Собрания сочинений Аркадия и Бориса Стругацких в 33 томах в переплёте. Стругацкий А., Стругацкий Б.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

  • ПСС АБС - 29-й том

    В издательстве «Млечный Путь» вышел Двадцать девятый том (в двух книгах, но с общей нумерацией страниц) Собрания сочинений Аркадия и…

  • Презентация книги Ивонны Хауэлл

    Бостонское издательство Academic Studies Press и Санкт-Петербургское издательство БиблиоРоссика совместно выпустили перевод на русский язык работы…

  • Сидорович: Тома 22 и 23

    В издательстве Сидорович вышли тома 22 и 23 Собрания сочинений Аркадия и Бориса Стругацких в 33 томах в переплёте. Стругацкий А., Стругацкий Б.…