БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Categories:

Дустом нас попробуйте, дустом!


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Уважаемый Борис Натанович!
       Прежде всего спасибо Вам огромное за Ваши книги. Мой вопрос: если принять за гипотезу (и только), что нынешняя система мироустройства окажется неполноценной (неважно, в каких составляющих, финансовая ли схема, заложенная в конце 19 – начале 20 века, либо случится так, что люди не в состоянии окажутся вынести переизбыток информации, либо выяснится, что системы манипуляции общественным сознанием дают сбои – или любая другая причина) – сможет ли мир обойтись без кровавой бани, подобной периоду 1-2 мировых войн?
       Также, если торный путь (Капиталистическая тропа) нынешней цивилизации окажется путем в никуда, будет ли новый миропорядок неким синтезом существовавших систем или, в основном, новым? Я даже конкретнее спрошу: у Вас были мысли относительно мира Гадких Лебедей? Куда они пошли, что создали? Мир Полудня?
       Ранее Вам уже задавали вопрос о схожести ГЛ и Детей Индиго. Позвольте ещё раз восхититься вами: конечно, не пророчество это никакое, и уж тем более не совпадение, но, имхо, кристально искренним должен быть писатель, чтобы с таким соответствием работать за столько лет до его общественной констатации.
              Kir, Эстония
       Я, естественно, не знаю ответа на Ваши вопросы. Разумеется, мокрецы стремились, по нашим понятиям, к Миру Полудня, – ибо ничего более совершенного и более светлого никто (сегодня) представить себе не может. Допускаю даже, что им удалось-таки построить и внедрить Высокую систему воспитания. Тогда у них есть шансы на успех. Но к нам-то это все отношения не имеет. Мы от Системы воспитания бесконечно далеки, да и не нужна она в нашем мире никому. Это грустно, разумеется, но социального оптимизма моего не изничтожает. Человечество устоит. Кровавая баня? Пожалуйста, пройдем через кровавую баню еще разок. Цивилизация рухнет? Обойдемся без цивилизации, приспособимся, снова выбьемся в люди и построим цивилизацию новую, еще более сложную и могущественную... Какой ценой? Не спрашивайте: в этом мире все стоит дорого, кроме человечины. «Если вы хотите иметь дешевую колбасу, научитесь делать ее из человечины». Потребление стоит дорого, но ведь ничто другое нас не интересует, да и не достать его (это «другое») ни по никакой цене – творческий талант, ясность ума, чистоту дружбы и любви. Тут уж как кому повезет. Большинству – не везет, да и не очень-то надо. Мы ведь совсем, по сути дела, неприхотливы. А поэтому выдержим любые передряги. «Дустом нас попробуйте, дустом!»

       Уважаемый Борис Нататнович. Помнится, первую часть фильма Бондарчука ОО Вы оценили на «четверочку». Что думаете о второй? По-моему, на четверочку никак не тянет, особенно последняя сцена Странник vs Каммерер. Какая-то неудачная пародия на «Матрицу». Аж жалко Бондарчука стало, – неужели фантазии не хватило...
              Валерий, Харьков, Украина
       Да, согласен с Вами. Вторая серия мне показалась рыхлой и какой-то беспорядочной. Словно режиссер страшно спешил закончить и валил все в одну кучу, без разбору, абы как, и так сойдет... И драка, конечно, – полное нарушение всякой меры. Впрочем, нельзя не признать в то же время, что собственно экранизация и здесь не подкачала, – события из книги подобраны тщательно и переданы точно. Хотя, конечно, это скорее заслуга сценаристов, чем режиссера.

       Хотели бы Вы жить в мире, где есть драконы?
              Лиля, Россия
       Нет, конечно. Только драконов мне и не хватает для полного счастья!

       Уважаемый Борис Натанович!
       В Off-line интервью от 20/01/2008 Вы ответили Дмитрию из Москвы: «Никакого символического смысла дождь в ГЛ не имеет. Во всяком случае, авторами он задумывался лишь как элемент антуража, и не более того. Мокрый, унылый, душный, утомляющий мир дождя. И никаких символов».
       Как же так? А раненый мокрец, которого надо непременно под дождь вынести, иначе умрет («А ведь ей-богу, ему под дождем лучше! И глаза открыл...»)? А дети, которые жили при постоянно распахнутах окнах (плакат Ирмы «Прошу никогда не закрывать окно»)? А когда Виктор попытался растереть насквозь промокшую и замерзшую (как он думал) дочь и обнаружил, «что его ладони холоднее ее ноги»?! В мире мокрецов и детей того унылого и холодного дождя – нет, по-видимому...
              Максим, Россия
       Ну разумеется! Такова ихняя селяви. Но символа здесь никакого нет. Просто они привыкли к другим условиям существования, и детей к тому же приучают. Таков антураж событий, не имеющий под собою никакой символической подоплеки.

       Уважаемый Борис Натанович, извините за банальный, должно быть, вопрос, но никак не могу найти ответа на него.
       Я полностью принимаю заложенную в ОЗ идею о противоречивости и недостоверности истории, на которую Вы уже указывали в этом интервью. Мало того, личность Иоанна-Агасфера-Раххаля кажется мне просто блестящей (как и ОЗ в целом – спасибо Вам за него).
       Однако я не могу понять, почему именно эта личность наделена таким отличительным признаком, как отрубленное ухо. В эпиграфе к книге приводятся реальные строки из Нового Завета о рабе Малхе, которому апостол Петр отрубил ухо. Почему Вы приводите именно эти строки и далее неоднократно указываете на отрубленное ухо Иоанна-Агасфера? Какой смысл было объединять личность раба Малха с личностью Иоанна-Агасфера? Я просто даже логику этой сцены представить не могу. Если Вы не объединяли их, то зачем было проводить такую многозначительную параллель между ними (то бишь – не много ли отрубленных ушей на одну сцену ареста Иисуса)? Зачем вообще было оставлять это отрубленное ухо, ведь в Евангелии от Луки сказано, что Иисус тут же «коснулся уха слуги и исцелил его»?
       Понимаю, что это все мелочи, но именно мелочи больше всего зудят, как водится.
              Ирина, Киев, Украина
       Одной из главных идей ОЗ, по замыслу авторов, была мысль о принципиальной недостоверности истории. («Нэ так всо это било, савсэм нэ так».) Эпиграф, все жизнеописание Иоанна, все детали его (придуманной) истории должны иллюстрировать эту мысль. Апокриф про ухо (один из немногих эпизодов, упомянутых во всех, кажется, Евангелиях) представлялся нам чуть ли не символом псевдодостоверности любого рассказа о прошлом. «Нэ так всо это било, савсэм нэ так». Другого, более глубокого, смысла искать во всей линии Иоанна-Агасфера, по-моему, не следует. Не могу не вспомнить при этом замечательное обстоятельство: историю превращения Иоанна в Агасфера мы придумали, так сказать, «на кончике пера» – без каких-либо на то оснований или даже исторических гипотез. Каково же было наше изумление, когда знакомый знаток Библии сообщил нам, что апокрифический рассказ о тождестве Иоанна и Агасфера реально существует! Эта, – совершенно странная и ни на чем не основанная мысль, уже, оказывается, пришла кому-то в голову много сотен лет тому назад. Тоже, кстати, символично: ничего, когда речь идет об истории, придумать нельзя. Все уже кем-то и когда-то было придумано!


Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments