БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Category:

Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого


       Уважаемый Борис Натанович! Я уже долго читаю Ваши книги и ставлю Вас рядом с Достоевским и Шаламовым. Меня очень волнует вопрос: Стоит ли мне писать самому, и когда графоман становится писателем?
              Никита Трофимович, Минск, Беларусь
       Я бы сказал, графоман становится писателем, когда перестает получать удовольствие от самого процесса писательства. Наверное, это условие недостаточное, но безусловно необходимое. «Писать противно (тяжко, невмоготу, сил нет), но не писать невозможно совсем», – вот, я думаю, естественное состояние обладателя искры божией, которая называется «писательским талантом».

       Здравствуйте!
       Как Вы полагаете, Борис Натанович, способен ли мизантроп стать хорошим писателем? И, в развитие темы, – может ли быть интересным литературное произведение (исключая «фенологические заметки»), лишённое людей (и вообще сапиенсов) в качестве персонажей?
              Константин, Москва, Россия
       Я могу назвать немало хороших писателей-мизантропов. Селин, например. Или Анатоль Франс. Или Кнут Гамсун. Или поздний Чехов. Или мой любимый Салтыков-Щедрин... Ведь мизатропия – это несчастное дитя информированности. И чем дольше ты живешь, чем информированнее становишься, тем более клонит тебя к пессимизму вообще и к мизатропии в частности. Талант же писательский возникает сам по себе (если возникает), существует отдельно и развивается по своим законам, к сути человеческого общества отношения не имеющим. Другое дело, что литература без человека (пусть даже ненавидимого и презираемого), пожалуй, невозможна. Во всяком случае, я представить такое не способен. Может быть, не умею? Ясно же, что самые «анималистические» из «анималистических» романов хороши лишь настолько, насколько все эти «джерри-островитяне» и «королевские аналостанки» (не говоря уж о Багире и Каа) человекоподобны и связаны с миром человеков. И уж совершенно не могу я представить себе «нечеловеческую» психологию. Я не уверен даже, что она вообще может существовать, как не может существовать, я полагаю, «соленая алгебра», «бездушные сосиски» и прочие аналогичные катахрезы.

       Уважаемый Борис Натанович!
       В повести «Малыш» Вандерхузе была произнесена поговорка «Неизвестно, кто первым открыл воду, но во всяком случае, это сделали не рыбы». Так образно Вандерхузе объяснил смысл идеи, что человечество, стремящееся понять цель своего существования, не в силах справиться с этой задачей самостоятельно, – разглядеть это под силу только чужому разуму, который своим непредвзятым инопланетным взглядом может судить «о бревне в наших собственных глазах», которое мы сами разглядеть не в состоянии, и тем самым поможет нам объяснить смысл нашего существования. Книги Стругацких – это уникальный притягательный мир людей будущего, созданный на страницах фантастических книг. А вот сможет ли сам Борис Стругацкий объяснить феномен АБС, сформулировать тайну живучести собственного творчества и мира, созданного этим творчеством, хотя бы он и остается «бумажным миром»? Я не первый, кто задает подобные вопросы, получая массу толкований. В чем тайна Ваших книг, почему они так долговечны, в то время как другие книги, по-своему гениальные произведения других авторов, в том числе и современных модных писателей-фантастов, забываются сразу после прочтения и в дальнейшем к ним нет никакого желания возврата? В том ли, что миры Стругацких написаны простым языком и лишены замысловатых, витиеватых сравнений, метафор, ассоциативных образов, отвлеченных рассуждений, в них нет этого стремления к «высокому художественному штилю», которые у иных авторов вызывают только неприязнь? Но этот самый простой язык отличается красотой и изяществом построения. Что этим самым простым языком Вы говорите о серьезных проблемах, стоящих на пути человека к бесконфликтному миру? Что зачастую даже некоторыми второстепенными недосказанными сюжетами Вы ставите перед читателями не менее значимые проблемы, заставляя их самих находить ответы на сложные вопросы? Хотя во многих Ваших книгах даже главные ключевые проблемы не решены до конца, и подразумевают не только однозначность, а даже множественность альтернативных решений. Или мир Ваших книг вступает в своеобразный резонанс с миром мечты Ваших читателей, действуя, как своеобразный катализатор и извлекая из подсознания некие смутные обрывочные картины идеализированной человеком среды обитания и придавая ей законченные формы, что некогда случилось и со мной? Читая Ваши книги, я как бы выпадаю из реальности и с легкостью «деритринитирую» в пространство Полудня, действуя заодно с Вашими героями, становясь частью их мира, это ведь так просто благодаря легкости слога Стругацких, говорящего со мной на языке моего внутреннего мира. Вот видите, я пытаюсь сам ответить на собственный вопрос, но тем не менее мне очень хотелось бы, чтобы и Вы ответили на него. Или для Вас это еще большая тайна?
              Димка Новичков, Астрахань, Россия
       Никакой особенной тайны я, честно говоря, здесь не усматриваю. Мы всегда старались писать так, чтобы было интересно читать – нам и нашим друзьям и близким. Поскольку литературный вкус сложившейся таким образом референтной группы достаточно распространен в нашем обществе (не является ни элитарным, ни чрезмерно массовым), процент наших «поклонников» достаточно высок, – что-нибудь около 5-10, а это по всей стране дает сотни тысяч, а может быть, и парочку миллионов благосклонных читателей. При этом, как и следовало ожидать, читательская элита, равно как и огромная масса любителей «книжек попроще», к АБС вполне равнодушны. Что естественно. Так что – никаких тайн. Реальная статистика литературных пристрастий.

       Здравствуйте, дорогой Борис Натанович!
       Я очень рад возможности задать Вам вопрос – это уже само по себе для меня фантастика. :)
       В «Волны гасят ветер» в самом начале приводится теория Монокосма – сама по себе законченная вещь, над которой стоит подумать (еще до выводов из нее о разделении человечества), – фактически сильный философский концентрат, не похожий на все остальное. Хочу спросить, как Вы дошли до нее? И почему это больше не обыгрывается в других произведениях?
              Сергей Сомов, Сарапул, Россия
       Как дошли – не знаю. Взяли с потолка. Высосали из пальца. Как все и всегда, впрочем. А не использовали потому, что идея эта не показалась нам сюжетообразующей. Далеко не каждая идея способна породить сюжет. Увы. А может быть, наоборот, – ура?


Другие новые ответы БНС можно посмотреть на сайте АБС.
Tags: Оффлайн-интервью, Стругацкий Борис Натанович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments