БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Categories:

Из ненаписанной книги о фэндоме: Брайдер и Чадович


Покопался в архивах, нашёл пару зарисовок... Там, конечно, я сам выпячен неприлично, но официальщины не хочется, а другое не придумывается. Уж извините. Эх, Юра, Юра...



В Минске есть два человека, которые пишут вместе. Юрий Брайдер и Николай Чадович. Более разных людей трудно представить. Брайдер – мощный, наглый, бывший мент. Коля Чадович – такой тихий, незлобивый, как из ансамбля «Песняры»... Название романа Лазарчука-Успенского «Посмотри в глаза чудовищ» в фэндоме тут же переименовали в «Посмотри в глаза, Чадович!» Говорит, естественно, Брайдер.

Как они пишут вместе и пишут ли вообще, никто не знает. Брайдер, естественно, говорит, что пишет только он, а Чадовича оставляет в соавторах только из жалости. Чадович, в свою очередь, заявляет, что Брайдер и в молодости не был ни на что способен, а теперь от него вообще никакого толку, но бросить он его не может, потому что Брайдер тут же загнётся. Но на конвентах, особенно когда кто-нибудь привозит им гонорары, все деньги оседают у Брайдера. Объясняют они это одинаково, но с разными акцентами. Брайдер: «Этот алкоголик всё пропьёт». Чадович: «У меня щедрое сердце, я же начну всех угощать, а на что потом Брайдер будет жить?» Говорят, на Волгаконе Чадович обозвал Брайдера «пивной бочкой», а потом три дня прятался от него...

С обоими я познакомился ещё в середине 80-х, но как-то так получилось, что с Колей Чадовичем часто общались, а с Брайдером – почти нет. То ли внешняя брутальность его меня отталкивала. Ну, почему-то так вышло...

И вот уже в середине 90-х на Интерпрессконе сижу я в баре с утра, отмокаю чайком, вдруг в бар заходит грозный Брайдер и говорит:

– Мужики, а кто-нибудь знает Борисова?

Как вы понимаете, фантасты – народ доброхотный, и тут же на меня показала куча рук: «Вот он, голуба, бери его тёпленьким!»

Брайдер, весь из себя туча, подходит, нависает надо мной и говорит тоном, не предвещающим ничего хорошего:

– Так это ты?

Я бы и рад отказаться, но деваться некуда, соглашаюсь, да, мол, это я.

– Это ты написал про меня (не про «нас», заметьте, про «меня») статью в «Энциклопедии фантастики»?

Быстро прикидываю, проходили они там на букву «Б» (с Лукашиным у нас было разделение труда такое, что А-Л в основном делал я, М-Я – он), надо сознаваться. Бешено думаю, что я там мог такого написать, что привёл его в негодование? Но деваться некуда, киваю, мол, да, не вели казнить, вели миловать...

Народ в баре затих, муха не пролетит, все ждут, что будет дальше. Хоть бы одна собака шестиногая заступилась.

Брайдер вдруг широко ухмыляется и говорит:

– Хорошо написал. Молодец! Держи лапу.

Я, ещё не осознавая коренной перемены ситуации, вяло пожимаю руку, а Брайдер со словами: «Мы должны за это дело выпить! Немедленно!» отправляется к стойке за водкой.

Приходит с рюмками, садится. В это время в бар вкатывается Коля Чадович. Юра Брайдер, щедро приглашает его:

– Коля, я Борисова нашёл! Иди, давай познакомимся и выпьем с правильным человеком.

Коля подкатывается, но не может промолчать:

– Юра, так мы с Володей давно знакомы. Сколько выпито-перевыпито...

Брайдер чуть не падает со стула от такой наглости:

– Чадович, ты ни хрена не понимаешь! Иди отсюда, чтоб я тебя больше не видел! Хрен ты получишь сегодня свою порцию!

Бедный Чадович поспешно ретируется к какому-то другому столику, где его тут же утешают...

...Уже вернувшись домой с Интерпресскона, я вспомнил эту историю и полез посмотреть в «Энциклопедию фантастики», что я такого там понаписал? Кратенькая заметка, десяток строк (текст был сделан на 1991 год, у них тогда вышел всего один сборник рассказов). Абсолютно нейтральная. Чудны дела твои, Брайдер!..




На Росконе в 2005 году мне кто-то подарил роскошный календарь со «Звёздного моста», в котором каждый месяц был представлен каким-нибудь ведущим фантастом. На одной страничке были и Брайдер с Чадовичем.

И вот как-то утром ко мне в номер заваливает Брайдер со своим верным оруженосцем. Брайдер присаживается ко мне на кровать, мы о чём-то тихо и неторопливо толкуем, а Чадович шмыгает по номеру и обнаруживает этот календарь. Он его листает, находит себя и приходит в восторг:

– Юра, смотри, и мы здесь!

Юра мельком кидает взгляд и продолжает о чём-то говорить.

Но Колю уже не унять:

– Юра, какой роскошный календарь! Юра, а почему у нас такого нет? (Подразумевается: у нас нет, а в этом номере почему-то есть.)

Юра снисходительно роняет:

– Чадович, это же БВИ! Ну кто он и кто ты?

(Заметьте, не «мы» и не «я», кстати.)

В этот момент в номер вваливается Митрич и профессионально делает серию снимков. Вот, в частности, я с монументальным Брайдером. И фрагмент общего постера из этого календаря, на котором слева направо: Перумов, Брайдер и Чадович.


Tags: Брайдер Юрий Михайлович, Чадович Николай Трофимович
Subscribe

  • Цитата

    Прежде у людей были иные отношения со временем, и язык сохранил память о тех временах. Люди редко жили больше ста лет, но зато умели использовать…

  • БАЙКИ ПРО ПИСАТЕЛЕЙ

    Из колонки в газету: БАЙКИ ПРО ПИСАТЕЛЕЙ 9 октября у питерского писателя-фантаста Святослава Логинова день рождения. Он мой ровесник, так что…

  • Цитата недели

    Рубленый колодезь стоял на холме. Конёк навеса почернел от непогоды и частью обвалился, цепь, намотанная на ворот, заржавела. Но всё цело, людьми…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments