May 10th, 2011

bvi001 - Я: курю

Цитата недели


     ... И я увидел ихнее искусство ихнего третьего тысячелетия. Танцующие кристаллы, танцующие машины, танцующие скелеты. Металл, камень, кирпич, порядок отпечатка живого на неживом, след на камне, а не на душе. Порядок информации, порядок памяти о живом. Каменные студенты читают каменные книги, любят каменных женщин, рожают каменных детей.

     Надраенные полы сверкают, чертежи раскрашены, сердце остановлено и не пульсирует, расчеты ликуют, картину можно записать в двоичной системе, как программу ЭВМ, и вот уже ЭВМ сама составляет варианты. Монументы возвышения, эстетика кладбища.

     И вот человек двигается все быстрее, все быстрее семенит ногами, как в скоростной кинопроекции, и вдруг, прорывая штаны, из задницы у него вырывается реактивная струя, и он приобретает вторую космическую скорость.

     Переворот в книжном деле – том с дыркой, сквозь которую все время можно видеть счастливый финал или несчастный, – это все равно. Хотя говорят, торговать в литературе смертью выгодней, чем свадьбами.

     Переворот в театре – на фоне световых и музыкальных декораций, на авансцене сидит верхом на стуле режиссер и рассказывает свою трактовку пьесы и вообще все, что хочет. Театр одного режиссера.

     Переворот в документальном кино – скрытые телекамеры установлены в каждой квартире, и все друг за другом подглядывают.

     Переворот в спорте – два стадиона болельщиков стараются переорать друг друга, иногда дерутся, поглядывая на табло.

     Переворот в творческом процессе – изготовлен, наконец, литературный компьютер, кинокомпьютер, музыкальный компьютер, вычисляющие, сколько надо отравить Моцартов, чтобы оставшиеся Сальери стали считаться гениями.

     Вместо скульптуры – чучела родственников и вообще любого – по заказу.

Анчаров Михаил. Сотворение мира // Анчаров М. Избранные произведения в 2 томах. Т. 2. – М.: Арда, 2007. – С. 447.
bvi001 - Я: курю

Предтеча Матрицы и Фантоматики?


Наткнулся в старой книжечке Гакова вот на такое:

Опять смена декораций: тридцатые годы. Тема «всесильных машин» прочно укоренилась в фантастике. В рассказе Лоуренса Мэннинга и Флэтчера Пратта «Город живых мертвецов» (1930) люди будущего живут в полной изоляции от внешнего мира, опутанные с головы до пят проводами. Даже двигаться нельзя: все ощущения – звуки, визуальные картины, запахи – заботливо поставляются Машиной. Правда, никому невдомек, что весь спектр этих квазиощущений Машина синтезирует сама, а как «там», на белом свете, никто не знает...

Гаков Вл. Четыре путешествия на машине времени. – М.: Знание, 1983. – С. 145.