January 28th, 2011

bvi001 - Я: курю

Мы были беспросветные марксисты


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Здравствуйте, Борис Натанович. Хочу выразить Вам великую благодарность за Ваши с Аркадием Натановичем труды, ибо они действительно делают жизнь сознательных людей лучше.
       Хотел бы выразить тревогу по поводу этой самой сознательности. Чертовски сильно волнует вопрос о «вездесущем» и «беспощадном» обществе потребления. На первом курсе учебы в институте читал Ортега-и-Гассета. Насторожился. Присмотрелся. Ужаснулся.
       Проходит время, понимаю, что даже близкие тебе люди становятся ограниченными и, как следствие, неинтересными и банальными (уж простите меня за некий цинизм).
       Вы, наверно, понимаете, к чему свожу я речь. Прочитав «Хищные вещи века», понял, насколько близка мне Жилинская мысль о вирусоподобной инфантильности. Даже в ВУЗе, который должен вызывать ассоциации пристанища мыслящих людей. Деятельность оных до безумия ограничена негласным принципом «учиться-то учиться, главное, – ни в коем случае не поумнеть».
       Беспокойство по сему поводу порой доходит до наваждения.
       Так вот, я хотел узнать, испытывали ли Вы подобное? Что дало толчок к написанию «Хищных вещей»? Считали ли Вы проблему разрастания общества потребления актуальной на момент написания?
              Карапетян Артур, Волжский, Россия
       Проблема надвинувшегося вплотную Общества Потребления волновала нас чрезвычайно. Мы тогда еще верили в возможность Светлого Будущего (коммунизма) и понимали, что Человек Потребляющий (тогда он назывался – мещанин) есть главная препона на пути к этому миру. Нам казалось, что реально функционировавшая тогда у нас идеология совершенно не учитывает этого фактора, и написали ХВВ специально, чтобы доказать: одного только материального изобилия недостаточно, чтобы достичь коммунизма, – совершенно необходима огромная работа по воспитанию Человека Творца. Если эта работа не будет проделана, вместо Человека-Творца возникнет Человек-Потребитель, и мир его будет миром хищных вещей. Официальная идеология такого принять никак не могла, ибо главным у нас считалось достичь матизобилия, и нам здорово надавали по башке в центральной прессе. Что и было для нас лучшим доказательством нашей правоты: уже тогда мы прекрасно понимали, что правят нами жлобы и невежды, для которых коммунизм есть общество, где народ радостно исполняет все постановления партии и правительства.

       И второе, что интересно не менее. Были ли Вы довольны советским обществом? Именно не системой, а отдельно народом? И как Вы считаете, много ли изменилось с крушения «совка»?
              Карапетян Артур, Волжский, Россия
       По воспитанию и по убеждениям своим мы были беспросветные, хотя и примитивные, марксисты и ни секунды не сомневались насчет народа. «Народ всегда прав». «Народ не может ошибаться». «Народ знает, как должно быть». И вообще: vox populi – vox dei (что из марксизма, впрочем, не следовало). Пришлось прожить значительную часть жизни, прежде чем стало ясно, что это и так, и не так. Что народ – это очень много людей. Что народ – любой – вместилище всех мыслимых человеческих достоинств, равно как и всех мыслимых пороков в то же время. Что народ – это источник и родитель великой культуры, и он же – великий непониматель и топтатель ее. Невероятное средоточие талантов, – и обиталище феноменальной глупости и дремучего невежества. Хранитель высочайшей нравственности, – и звероподобное чудовище, способное потерять человеческий облик... И он – творец истории, ибо сама «история есть равнодействующая миллионов воль». Все сказанное относится к любому большому народу. И к советскому, естественно, тоже. Быть довольным (недовольным) народом, мягко выражаясь, нелепо и контрпродуктивно. Но, разумеется, можно. Можно ведь быть недовольным климатом. Или солнечной активностью. Можно, наверное, быть недовольным Млечным Путем. А можно вдруг всем этим стать довольным, – и ничего не изменится. Ни в мире, ни в вас. А что касается «крушения совка», то откуда, спрашивается, следует, что он потерпел крушение? По-моему, он и сейчас вокруг нас во всей своей красе.
И все так же полагает, что порядок лучше свободы. И все так же любит, чтобы было весело и ни о чем не надо было думать. И все так же терпеть не может начальство, но надеется при этом только на него (не на себя – на него: оно придет и всех рассудит, как положено). И все так же согласен делать вид, что работает, пока начальство делает вид, что платит. И все так же не любит тех, «кому больше других надо». И квартирный вопрос его точно так же подпортил, как и во времена мессира Воланда... И это – надолго. Какое уж тут «крушение»!..


Collapse )
bvi001 - Я: курю

Загадки БВИ – АБС (15) – Ответ


Хм. Значит, не одному мне эти иллюстрации показались весьма абстрактными. Итак, в предыдущей загадке были представлены иллюстрации художника Виктора Гулика к словацкому изданию книги «Понредельник начинается в субботу». Если судить по месту, в котором эти иллюстрации расположены, то изображают они, соответственно:

– Александра Привалова в шапке-невидимке;
– корабль инопланетян над Тунгуской;
– самого Януса Полуэктовича Невструева.

Правильно назвали произведение двое: hoholusa и некий аноним, к сожалению, не представившийся. Причём аноним верно определил первого и третьего (там написано «Корнеев в музее», но это, скорее всего, описка). Аплодисменты!