August 31st, 2009

bvi001 - Я: курю

Самые счастливые из творцов это графоманы


Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Здравствуйте, Борис Натанович!
       Прежде всего, большое спасибо за Ваше с братом творчество!
       Меня, как человека, решившего связать свое будущее с наукой (на этот выбор, кстати, повлияло и Ваше творчество: я решил идти на физфак МГУ и уже поступил:)), мне интересно, работали ли Вы в сфере науки после матмеха, и как долго? Получали ли Вы от этого такое удовольствие, как ребята из НИИЧАВО? Сложен ли был выбор между наукой и литературой, если этот выбор вообще стоял перед Вами? Связывает ли Вас с наукой сейчас что-нибудь, кроме прошлого?
              Тимофей, Таганрог, Россия
       После университета я около десяти лет работал в Пулковской обсерватории, и хотя ученым стать у меня не получилось («пороху не хватило»), научным сотрудником я был не из худших, работал с удовольствием и даже потом, уже перейдя полностью на писательские хлеба, в течение многих лет (до конца 80-х) занимался звездной динамикой как «любитель с высшим образованием», – пусть и без пользы для высокой науки, но с большой охотой и удовольствием. Признаюсь, эти занятия частенько приносили мне больше радости, чем труд писателя, – такой тяжелый, мучительный и в общем неблагодарный. Так что можно сказать, что мне суждено было поменять труд привлекательный на труд результативный. Потому что никогда в астрономии я не смог бы добиться таких успехов, как в литературе. Воистину «в поте лица своего будешь есть хлеб свой», и требовать от процесса работы, чтобы он, этот процесс, дарил тебе постоянное наслаждение, не реально. Счастье труда это счастье получения результата. (А самые счастливые из творцов это графоманы всех видов и толков: они получают наслаждение от самого процесса работы и свято верят в ее замечательную эффективность.)

Collapse )
bvi001 - Я: курю

Загадки БВИ – Колупаев (1)


Разбирая завалы своих книжек, обнаружил вдруг, что у меня имеется второй экземпляр книги Виктора Колупаева и Юрия Марушкина «Безвременье», причём с автографом обоих авторов. Это на томской «Урании» в 2000 году повезло. Книжка редкая, отпечатана тиражом 75 экземпляров. Сначала у меня зародилась мысль провести какой-нибудь каверзный аукцыон, но потом я решил не жмотиться. Давайте разыграем её тут, в «Загадках»...

Книжка довольно специфическая. Чтобы вы смогли представить хоть малейшее о ней представление (и решить, а нужна ли она вам?), задания буду представлять в виде цитат с несколькими пропущенными словами. Ваша задача – попытаться угадать эти слова. (Когда-то я уже давал подобные задачки, и единожды – именно с этой книгой.)

Итак, попробуйте назвать слова, которые в тексте заменены цифрами. Оценивать будем опять же дифференцированно, в зависимости от того, сколько человек правильно угадают слово, как в конкурсе по «Белому мамонту». Я предполагаю провести пять туров. Если в результате явный победитель не выявится, будем продолжать до полного проявления такового. Вперёд!

И тогда я огляделся. Чуть в стороне стоял ионолет со своей решеткой, похожей на [11111]. Человек шесть-семь суетились возле Прова. Неподвижно, заложив руки за спину, стоял Орбитурал. Но смотрел он не на оживающего Прова, а на [22222] рощу. Ладно, пусть смотрит... Я [33333] проследил его взгляд и снова чуть не потерял сознание. Впереди, там, куда смотрел Орбитурал [44444] службы безопасности, ничего не было. Серая, [55555], с бурыми и белесыми проплешинами земля простиралась впереди, насколько хватал глаз. Не было никакого [66666] купола из магополиса, не было куп [77777] и нежно-зеленой травы. Только на том месте, где я упал перед последней преградой, стоял вбитый в землю двухметровый [88888] шест, а цепочка моих шагов, не цепочка даже, а [99999] в пыли, была с двух сторон обозначена полуметровыми колышками.

Комменты пока скринятся. Итоги подведём 7 сентября.