April 16th, 2005

bvi001 - Я: курю

Тьмускорпионские новости


      – Миша, как вы с директором издательства Сашей Ивановым делите ответственность?
      – Саша по образованию философ, а я – филолог. Поэтому он отвечает за non fiction, а я – за художественную литературу. В 1996 году, когда я пришел в издательство, заканчивалась эпоха грантов – соросовских и прочих, и мы как раз успели соскочить с грантовой иглы.
      – С кем, с какими авторами издательство это сделало?
      – Сорокин, Ширянов, Проханов. Все началось с того, что нужны были оригинальные отечественные тексты. И первым бестселлером стал легендарный «Низший пилотаж» Баяна Ширянова. Еще в сети он вызвал огромный скандал. Спорили, может ли литература заниматься такими темами. И такие корифеи, как Борис Стругацкий и Андрей Битов текст Ширянова защитили. Его хотели снять с конкурса «Тенета» из-за обвинений в пропаганде наркотиков, но Стругацкий сказал: если в жизни есть такой сегмент реальности, то он может быть представлен в литературе. /.../
      – Не отсюда ли серия «Атлантида»? Но ведь ты не мог – в силу возраста – читать бульварное чтиво советского образца?
      – Проект родился из трех моментов. Первый – тактический. Когда я правил романы Проханова, сокращал их раза в два-три, был внутри месива, иногда словесно довольно неопрятного, то понял: это находится внутри какой-то традиции. Но вряд ли это традиция высокой литературы.
      Скорее всего, корни прохановской прозы – где-то внутри той, забытой советской жанровой литературы. Второй момент, который меня интересовал, это мистика успеха. Мы поняли, что бестселлер – это не менеджерский проект, его невозможно просчитать. И я стал думать, по какому же принципу они возникают. Узнал, что, например, ЭКСМО выпускает в месяц до 20 совершенно идентичных иронических детективов, но только текст Донцовой становится бестселлером. И это не вопрос раскрутки. А вопрос чего? Очевидно, у Донцовой и Марининой тоже должны быть литературные деды и прадеды. Я стал копаться в истории отечественной поп-культурной традиции, дошел до Стругацких и пошел еще глубже.
      – Когда-то романы братьев Стругацких считались литературой для научно-технической интеллигенции:
      – Как известно, официальную идеологию разрушили Микки-Маус и жевательная резинка. И братья Стругацкие работали в русле поп-культуры. Они сделали так, что жанровая, низкая литература стала выполнять иные функции. Их романы читали между строк.
      – И кто же, по-твоему, предшествовал братьям Стругацким?
      – Их вывел в литературу Григорий Гребнев, автор первых фантастических романов. Первые вещи Стругацких, например, «Страна багровых туч», находятся целиком в этом странном, забытом контексте. Эта традиция очень интересная, ею никто не занимался, а ведь это были книги, которыми зачитывалась вся страна. Скажу и о третьем, очень важном для «Атлантиды» моменте – это книги, овеянные ореолом читательской любви. Не всегда понятно, как и из чего он возникает.
Михаил Котомин: Майор Пронин круче Джеймса Бонда! 25.02.2005 – 00:00, Вечерняя Москва

Collapse )
  • Current Music
    Nama & Ran - Hava Nagila