December 23rd, 2004

bvi001 - Я: курю

Эксперимент есть Эксперимент


Дорогие коллеги!
Пришла мне тут в голову одна мысль, для её проверки нужна ваша помощь. А именно: не могли бы вы выкроить минутку и в комментариях к этой записи начертать 5-10 ключевых слов (дескрипторов), которые отражали бы основной смысл книги "Трудно быть богом" Стругацких? Не развёрнутый коментарий, не рецензия и не аннтоация, а просто перечень слов, которые, на ваш взгляд, характеризуют главные мысли этого произведения.

Чтобы чужие слова не мешали вам самим определиться, я пока делаю комментарии невидимыми, а где-то дня через три их открою и напишу, что, собственно, я хотел выяснить.

Заранее спасибо!
bvi001 - Я: курю

Для Жарковского. Личное


Серёжа, я искренне пытаюсь отвечать на твои письма, но не уверен, что они до тебя доходят. Увы. А в ЖЖ ты не оставил никакой возможности что-нибудь тебе написать. Дикое увы, опять же!
bvi001 - Я: курю

О! Засланец!


Добрались до меня фрагменты статьи. Вот чем-то с самого начала мне этот Хуснутдинов не нравился. [А ты, Андрюша, ещё за него воевал и претерпевал различные трудности... - Это предложение - аберрация моей памяти и к теме сообщения отношения не имеет. Андрей, извини гада! - БВИ.] Ишь, какой засланец из мэйнстрима выискался?

Хуснутдинов А. В черной дыре фантастики // Лит. газ. (М.). – 2004. – 9-15 июня (№ 23 (5975)). – С.25.

Любитель-одиночка, промышляющий на территории того, что по недоразумению принято называть литературным мейнстримом, я поставил на русской фантастике жирный крест ещё после выхода последней книги братьев Стругацких (роман «Отягощённые злом»). Всё бы ничего, если бы и в «датском королевстве» (в мейнстриме то есть) не установился мёртвый штиль. В этих условиях мне пришлось тайком наведываться на отрезанные фантастические территории.

Что же обнаружилось? Обнаружилось то, чего мне так не хватало в родной «дании»: накал страстей в фэндоме (самоназвание околофантастической публики) таков, что драка здесь скорее норма, чем исключение. Hынешней русской фантастике совершенно не нужен внешний раздражитель, она сама и раздражитель, и транквилизатор. У каждого более-менее заметного автора тут имеется личный сайт, завзятые поклонники и недоброжелатели. Время читательского либо критического отклика, составляющее для литературы мейнстрима зачастую не один месяц, в фантастике составляет считанные минуты. Да, пожалуй, основное типологическое различие между фантастикой и мейнстримом в том, что околофантастическое пространство непрерывно цифруется, находится в состоянии постоянного брожения и конвергенции, а значит, более мобильно и устойчиво. Hо только это устойчивость раскрученного волчка. Если в один прекрасный день прикажут долго жить фантастические конвенты, закроются фантастические форумы, а на гостевых сайтах фантастических «звёзд» появятся амбарные замки, в одночасье могут погаснуть и сами «звёзды». Уточню: если вычесть из мейнстрима Интернет, то мейнстрим по большому счёту этого не заметит, а если вычесть Интернет из современной фантастики, то тут всё или почти всё придётся начинать с чистого листа. Помните, с чего начиналось? КЛФ, аэлиты, малеевки, фэнзины – помните? Так вот с этого всего и придётся.

С тех времён, когда перестали печататься братья Стругацкие, фантастика трансформировалась в настолько специализированную, замкнутую отрасль беллетристики, что пытаться поверять её алгеброй мейнстрима было бы примерно то же самое, что оценивать открытия квантовой механики, используя инструментарий механики ньютоновской. Астрономы утверждают, что погружающийся в чёрную дыру космонавт никогда не погрузится в неё с точки зрения стороннего наблюдателя. С точки зрения стороннего наблюдателя космонавт будет бесконечно приближаться к поверхности дыры, к так называемому горизонту события, пока совсем не зависнет в его окрестностях. Однако путь из евклидова пространства внутрь чёрной дыры для самого космонавта оказывается конечным – никаких замедлений, зависаний и прочих зеноновых «зверств». Мне думается, что подобными релятивистскими методиками сегодня только и могут быть описаны отношения мейнстрима с фантастикой. Я, уж простите, тот самый сторонний наблюдатель, пускай и сочувствующий. Вещи, происходящие за горизонтом события моего восприятия фантастики, в закрытых для меня её областях – например, чудовищные с точки зрения русского литературного языка тексты, издающиеся тем не менее по-русски конвенты, сплавляющие заживо писателей с почитателями и заглазно постулирующие эти самые чудовищные тексты в качестве приемлемых и даже премируемых – мне недоступны и неинтересны. Подобные литературные игрища, по-моему, и с фантастикой-то уже соотносятся на уровне видовых манифестаций. Тут впору озаботиться более адекватной терминологией. Как вам, скажем, «фэндомастика»? Hет, в самом-то деле: может ли фантастическая идея оправдывать стилистически несостоятельный текст?

/.../
bvi001 - Я: курю

Ф-Анекдот (37)


     Студент попал под автобус. Очнулся на том свете и увидел кого-то, похожего на человека, но светящегося изнутри красным светом.
     – Где я?
     – Ты в аду, сынок. Но не бойся заранее, здесь на самом деле намного лучше, чем описывают там, на земле. Вот ты в жизни курил?
     Студент опускает глаза:
     – Да, курил.
     – Ну, значит, по понедельникам для тебя будет праздник. Это у нас день курения. Выбор – огромный, от трубки и махорки до дорогих сигар и кальяна. Курим весь понедельник, до поздней ночи. И по фигу астма и рак – ты ведь уже умер! А выпить ты любил?
     Студент опускает голову:
     – Не без этого...
     – У-у! Тогда готовься к праздникам по вторникам! Этот день мы пьем весь, с самого утра, от пива и легких вин до самых крепких напитков: самогона и спирта. И плевать на печень: ты ведь уже умер! А как насчет наркотиков?
     Студент краснеет:
     – Да, бывало!
     – Что ж, повеселишься по средам! У нас это день наркотиков, от самых легких до героина и тяжелой синтетики. Хочешь – колись, хочешь – кури и не бойся ни ломки, ни передоза, ни ментов – ты ведь уже умер! А с женщинами?
     Студент оживляется:
     – А как же!
     – Тогда оторвешься по четвергам! Это у нас день повального секса. Дело в том, что женщин в аду в 10 раз больше, чем мужчин, и у тебя будет супервыбор! А о сифилисе там всяком даже не вспоминай – ты ведь уже умер! А не был ли ты голубым?
     Студент вскидывается:
     – Нет, что вы!
     – М-да-ссс... Вот пятницы тогда станут для тебя настоящим адом!