October 7th, 2004

bvi001 - Я: курю

Лем о литературной критике


Мне трудно давать какой-нибудь комментарий к этой книге [«Солярис»]. Я думаю, что мне удалось в ней сказать то, что намеревался. Это позиция представляется мне вполне приличной. Могу только добавить, что именно она оказалась сочным кормом для критиков. Я читал столь мудрёные её разборы, что сам мало что в них понимал. Начиная, конечно, от чисто фрейдовского толкования, причём тот американский критик, специалист по английской филологии, довольно паскудно провалился, так как вылавливал психоаналитические диагнозы из английского текста, не ведая о том, что в польском языке совершенно иная идиоматика, которая вовсе не даёт оснований для такого диагностирования.

Из рецензий на «Солярис» можно составить толстый том, весьма забавный, поскольку рецензенты тянули message этой книги в разные стороны. Один очень антикоммунистически настроенный англичанин выявил, что океан – это СССР, а люди на станции – это окрестные маленькие государства. Явление проекции, вбрасывания в текст того, что играет в душе критика, демаскирует значительную произвольность литературной критики. Именно это наблюдение было одной из причин, по которой я написал потом мою теорию литературного произведения – «Философию случайности». Может быть, если бы я цитировал в ней разлетающееся во все философии собрание разборов «Солярис», это было бы хорошим подтверждением главного тезиса о случайности истории книги.

Tako rzecze... LEM: Ze Stanisławem Lemem rozmawia Stanisław Bereś. – Kraków: Wyd. Literackie, 2002. –S. 87.
  • Current Music
    Cave - Where The Wild Roses Grow