БВИ (bvi) wrote,
БВИ
bvi

Categories:
  • Music:

Жук в муравейнике: расследование (2)


П О Н Е Д Е Л Ь Н И К     20

Абакан
26 ноября 1990


Я послал одиннадцать запросов – три из них, как выяснилось, оказались лишними – и получил в результате следующую информацию.

         Максим Каммерер, сотрудник КОМКОНа-2


Не задавай пустых вопросов. Задавай настоящие вопросы...

         Щекн-Итрч, голован


...И многие, весьма порядочные ксенологи, присоединились к мнению Раулингсона, сказавшего ... в момент слабости: «По-моему они просто морочат нам голову»...


Двадцатый выпуск «Понедельника» посвящаю целиком 20-му вопросу рыжебородого, а точнее, 11 вопросам Бориса Натановича. Читайте и думайте.

         Владимир Борисов


Вадим Казаков: Вот уж воистину – допрыгались. Между прочим, я про эти самые 11 вопросов слышал не раз и как раз собирался подкинуть мысль, что надо бы эти вопросы хотя бы сформулировать. И вот нате вам... Ну что ж! Когда это людены уступали КОМКОНу?!

Итак, этап первый. Формулировка правильных вопросов для самих себя. («Почему и от чего издохли попугаи?» – добавил было я, но Корнеев проворчал: «Почему и от чего первым признаком отравления является посинение трупа?» – и мой вопрос не записали.») Отметим – «в каждый момент времени читатель знает ТОЛЬКО то, что знает главный герой, не меньше, но и не больше». Поэтому заведомо оставим за бортом спекулятивные придумки типа «А не является ли Лев Абалкин отцом Тойво Глумова?» и всяческие риторические вопросы, касающиеся не внутренней логики повести, а того, как она авторами СДЕЛАНА. Приняв за аксиому число 11, я получил в первом приближении такие вопросы, не нашедшие объяснения (по крайней мере – явного) в «Жуке...»:
...

Чем богаты – тем и рады. Надеюсь, что другие людены придумают что-нибудь поумнее. С удовольствием поучаствую в обсуждении вопросов. Хорошее задание. Интересовались задачами, не имеющими решения? Вот и получили. Это вам, господа, не на викторину Казакова отвечать. По бим-бом-брамселям! Бойтесь легенных ускорений!


Сергей Лифанов: «Да, уж!» – как говаривал отец русской демократии Киса Воробьянинов. Но это – для отдельного письма. (И ведь что гнусно? Нужно же попытаться прочесть «Жука» как в первый раз, забыв, что ты его уже вдоль и поперек изъездил и народил кучу ассоциаций и внутри его, и со всем Циклом... Одиннадцать вопросов!.. Да у меня по «Жуку» сто одиннадцать вопросов, не считая мелочи...).

А вот насчет «некоего детектива нового типа»... Да простится мне дерзость, но я хочу процитировать анонимное послесловие к «приключенческой повести» японского писателя Бэна Минагами «Море без огней» («Вокруг света», конец 60-х – начало 70-х гг.; # 6. – С. 34-41; # 7. – С. 46-57; перевод З.Рахима; рисунки В.Голицына): «Конец? Но кто же преступник? Где заключительное звено в цепи улик?.. Кто виновен в болезни, поразившей жителей побережья?.. Чем кончилась забастовка рыбаков?..

На эти (как и на многие другие) вопросы автор повести ... сознательно не дает ответа. Подобного рода незавершенность сюжета, незаконченность интриги – излюбленный прием писателей, приверженцев распространенного в Японии (!!! – С.Л.) жанра документального (??? – С.Л.) социального (!!! – С.Л.) детектива. В основе таких произведений, как правило, лежат события, подобные имевшим место в действительности. Причем писатель не столько пытается раскрыть то или иное преступление, сколько вскрыть его социальные причины...

Об этом – повесть».

Я извиняюсь за пространную цитату, пропуски и «комментарии», но согласись, Володя, что относительно конкретно к «Жуку» все сказано чуть не «в десятку». Я бы под таким анонсом ЖВМ подписался.

Итак, задание сформулировано, как же его решать? Я ведь писал тебе, что у меня не 11, а 111 вопросов по «Жуку». Ну, приврал немного, не 111, а как оказалось, 72, когда я их свел воедино и подредактировал после освежения текста. Выбор, сам понимаешь, богатый.

[Сергей разбавил свои вопросы весьма обильными рассуждениями-ответами на задаваемые им же вопросами. Я пока воздержусь от их цитирования, но один отрывок мне показался занятным. Обратите внимание. – В.Б.]

Я уже упоминал, что схитрил и прогулялся еще по сценарному варианту ЖВМ. Так вот я еще на что обратил внимание: в сценарии ни звуком не обмолвлено о неполадках нуль-Т. Там она работает безупречно, что вполне оправдано логически: для фильма нужна динамика. А вот зачем это нужно было в повести? Мне кажется, чтобы внести элемент случайности в действия Левы. Я составил цепочку действий Левы на Земле. Лева прибыл на Землю 30.05 в 22.32. Где он провел ночь – неясно. А утром он уже у Гоаннека в «Осинушках» (причем элемент случайности – налицо). Днем 01.06 – и, видимо, до самого утра 02.06 – Лева и Майя в избе N 6 (любовь и воспоминания). 02.06 выглядит примерно так: Щекн, Учитель, звонок Сикорски, звонок Маку. Утром 03.06 – визит к Бромбергу, после которого мы снова не знаем, где был и что делал Лева, до самого утра 04.06. А нуль-Т «возобновила нормальную работу с четырех утра» 03.06, то есть, именно тогда, когда у Левы кончился период метаний.


Константин Рублев: Воздав должное параабеэстике, хочу перейти к загадкам «Жука». Вряд ли дано мне постичь то, что ведомо самим братьям – для этого надо быть как минимум конгениальным. Посему над 11 загадками голову ломаю, но шею подставлять не тороплюсь. Свой вопрос задам.

Когда-то, еще до появления ВГВ, мы с тобой уже обсуждали этот этюд – с той лишь разницей, что я доказывал, что Абалкин остался жив после выстрела Экселенца. Но появились «Волны...», где «страшная история гибели Льва Абалкина» – факт бесспорно свершившийся.

Напоминаю обстоятельства «Трилогии о Максиме».

1. Максим Каммерер на Саракше получает семь пулевых ранений, из которых «по крайней мере четыре» – смертельны, одна пуля попала в сердце.

2. Он играючи избавляется от пуль, регенерирует поврежденные ткани и, естественно, остается жив.

3. Лев Абалкин – «прогрессор новой школы», чьи психофизические возможности на порядок выше. Каммерер о нем: «Мне приходилось прилагать изрядные усилия, чтобы удерживать его в своем темпе восприятия».

4. Абалкин получает три пули из «герцога» (который, по-видимому, оставлен Странником-Сикорски-Экселенцем на память о резидентстве на Саракше, хотя слово «герцог» более соприродно миру Гиганды; инопланетный, в общем, пистолетик, а не земной какой-нибудь бластер).

5. Абалкин мог погибнуть только... Мак в ОО: «Вот если бы ротмистр попал мне в голову... Но он не попал...»

ПОПАЛ ЛИ СИКОРСКИ АБАЛКИНУ В ГОЛОВУ?

Медицинская «экспертиза» сомневается: уж слишком долго и эффектно Абалкин умирает. С пулевым ранением мозга не повторяют стихотворных строк, да еще «настойчиво».

К чему я все это? Думается, что перед нами интересный случай, когда художественный текст «взбунтовался» против воли авторов. «Трилогия о Максиме» – художественная система столь сложная, что в ней стали возникать связи, смыслы, не запрограммированные авторскими намерениями. А раз так – открывается возможность для произвольной литературоведческой интерпретации текста, абсолютно корректной, поскольку трактовка заведомо не может вступить в противоречие с писательским замыслом.

Обнаруженную коллизию может разрешить предположение, не противоречащее тексту трилогии как целого и не нарушающее психологической достоверности, логики характеров.

Прогрессор Сикорски может стрелять в человека во имя человечества, гуманист Сикорски не может убить человека даже во имя человечества: он хочет только остановить Абалкина в его неудержимом движении к детонатору: пуля жалкого «герцога» равно слаба и против земного Прогрессора, и против биоавтомата Странников. Все рассчитав, Экселенц не учел одного – возможности суицида. Абалкин, вся жизнь которого – насилие могущественной цивилизации над личностью, уходит из жизни сам, изнемогший...

Снижает ли мое толкование трагизм фигуры Экселенца? Отнюдь. Невольное убийство человека во имя человечества вряд ли менее трагично, чем преднамеренное.

(У НАС ТАК НЕ ДЕЛАЕТСЯ, МИЛЫЙ, – сказал Борисов. – У НАС ТАК: ЛИБО ТЫ НАШ... ЛИБО ТЫ, ЗНАЧИТ, НЕ НАШ, И ТОГДА, ИЗВИНИ, ТОГДА МЫ ТЕБЯ... САМ ПОНИМАЕШЬ... КУДА ТЕБЯ – В ГОЛОВУ НАДО, ДА?)

На этом кончаю. Да убережет нас Бог от люденящего холода, от которого разрастаются люденоиды и возникают люденомы души...


Юрий Флейшман: Итак, вопросы по ЖВМ. Я очень долго думал над ними, и с ужасом обнаружил, что мне очень трудно их придумать. Если бы эти вопросы надо было придумать сразу после первого прочтения... А сейчас, когда читал его неоднократно, когда читал ВГВ, когда знаешь результаты многочисленных споров и обсуждений... Пришлось буквально давить на себя.


Вопросы:

– Зачем текст «разбавлен отчетом об операции «Мертвый мир», имеющим весьма косвенное отношение к событиям 78-го года?

– Имеет ли отношение к ходу этой истории операция «Мертвый мир»?

– Куда и зачем Странники увели население Надежды?

– Чем закончилась встреча Абалкина с аборигенами Надежды?

– Тагорянское уничтожение личинок привело к тупику или благоденствию?

– Почему тагоряне прервали контакты с Землей (и почему именно на 25 лет)?

– Какова истинная цель эксперимента Странников?

– Что такое «детонаторы»?

– Случайно ли «подкидыши» были талантливы?

– Почему и как погиб Томас Нильсон?

– Как Абалкина сделали Прогрессором против его воли? А если бы он не захотел идти в школу Прогрессоров, что тогда?

– Действительно ли у Абалкина заработала некоторая программа?

– Какова действительная связь между гибелью Тристана и бегством Абалкина с Саракша? (Подвопрос о спецканале Экселенца я отношу сюда же).

– Что произошло с Абалкиным на Саракше? (Что рассказал Тристан? ПОЧЕМУ он это рассказал?)

– Что произошло с Тристаном?

– Почему и что рассказал Тристан Абалкину?

– Откуда Абалкин все-таки знает номер канала Тристана?

– Что содержалось в изъятых из папки документах?

– Почему Абалкин, оказавшись на Земле, бросился куда глаза глядят? И куда глядели его глаза (то есть куда он бросился, попав на Землю – то есть почему именно на это место?

– Что произошло между Абалкиным и Глумовой?

– Что произошло между Абалкиным и Щекном? Как, кстати, Абалкин на него вышел?

– Почему голованы отказались иметь дело с Абалкиным?

– Была все-таки или нет эта странная просьба об убежище у голованов?

– Зачем Абалкин звонил Каммереру и Экселенцу?

– Зачем Лев пошел утром 4-го в Музей?

– Какие события непосредственно предшествовали выстрелам Сикорски (т.е. что произошло в Музее)?

– Почему Абалкин так хотел добраться до «детонатора»?

– Почему Экселенц пошел на Абалкина именно с инопланетным «герцогом», а не с чем-то менее архаичным, скорчером каким-нибудь, а?


Юрий Флейшман: Удалось прояснить кое-какие вопросы. Они не входят в число 11-ти, поэтому Б.Н. на них ответил.

– Почему Абалкина отлучили от работы с Голованами?

– Развитие контактов с Голованами неминуемо привело бы к тому (и привело), что Голованы оказались на Земле. А вместе с ними бы оказался и Абалкин, как крупнейший специалист.

– Откуда следует, что Экселенц убил Абалкина? Максим получил семь пуль, Абалкин – три. Калибр меньше, да и медицина Земли под рукой. Или Экселенц его добил?

– Нет, не добил. А из ЖВМ нигде не следует, что Экселенц убил Абалкина.

– Почему Абалкина сделали Прогрессором? Ведь существует масса внеземных профессий, позволяющих соблюсти двуединое требование: с одной стороны – требование Сикорски, с другой – соответствовать нервной системе Абалкина. У нас сложилось впечатление, что это – еще один из экспериментов Сикорски. Он сознательно подталкивал Абалкина к срыву, чтобы посмотреть, что из этого получится. Он сознательно всю жизнь загонял Абалкина «в угол».

– Внеземных профессий вообще не так много, а отвечающих двуединому требованию и того меньше. Проводил ли Экселенц эксперимент над Абалкиным, сознательно подталкивая его к срыву? Не больше, чем над остальными «подкидышами». Этот вопрос вообще для нас не стоял, поскольку Абалкина сделали Прогрессором по одной простой причине – у них положен ежемесячный медосмотр, чтобы их контролировать. Поэтому можно было спокойно контролировать Абалкина, не вызывая у него подозрений.

– Что бы сделал Экселенц, если бы Абалкин не пошел в МУЗЕЙ? А пошел бы в Мировой Совет и потребовал бы раскрыть тайну «подкидышей»? Или забросал землян миллиардом листовок с описанием своей истории? Или издал бы книгу?

– Вы начали думать за Абалкина. Это интересно, но не очень много дает. Но начав рассуждать в этом направлении, вы довольно близко подошли к главному, фундаментальному вопросу повести. Рано или поздно вы на него наткнетесь.

Я попросил его не называть, сказал, что мы додумаемся сами. Так что надо думать, но пока я ничего не придумал.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments